Новости Идея Проекты Персоналии Библиотека Галерея Контакты Рассылка
НОВОСТИ

24.11.2015
Онтология человека: рамки и топика

24.11.2015
Статья С.А.Смирнова

14.10.2015
Забота о себе. Международная конференция


АРХИВ НОВОСТЕЙ (все)


АННОТАЦИИ

24.11.2015
Карта личности

01.07.2014
Нам нужно новое начало

03.05.2014
Человек.RU. 2014




Концепция пространственного развития г.Новосибирска

»

ЗАПАДНО-СИБИРСКИЙ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ И ПРОЕКТНЫЙ  ИНСТИТУТ

  

КОНЦЕПЦИЯ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ НОВОСИБИРСКА:

от генплана – к политикам и стратегиям управления городским развитием.

 

Материалы для разработки концепции

 

Новосибирск

2005

 

Преставлены материалы предварительной экспертизы ситуации развития г.Новосибирска и оценки его ресурсного потенциала выполнены по заданию ЗАПСИБНИИПРОЕКТ в рамках первого этапа работ по целевому муниципальному заказу «СБОР ИСХОДНЫХ ДАННЫХ И ФОРМИРОВАНИЕ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЙ БАЗЫ ДЛЯ СОЗДАНИЯ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ОСНОВ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПЛАНА».

  

Разработчики:

Воронов Юрий Петрович – вице-президент Новосибирской Торгово-Промышленной палаты, ведущий научный сотрудник ИЭиОПП СО РАН к.э.н.

Заусаев Сергей Анатольевич – главный специалист по градостроительным программам ЗАПСИБНИИПРОЕКТ

Смирнов Сергей Алевтинович – директор Международной бизнес-школы НГУЭУ, д.филос.н.

 

ВВЕДЕНИЕ

Представленные материалы являются предварительной редакцией экспертных оценок ряда стратегических факторов, так или иначе влияющих на ситуацию развития Новосибирска в XXI веке. Такая оценка производится с позиции стратегического субъекта (в данном случае творческого коллектива разработчиков концепции,  представляющих разные профессиональные  сообщества) и направлена на выявление наиболее существенных, на наш взгляд, внешних процессов и тенденций в мире и в регионе.

Стратегическая оценка необходима для осмысления новых возможностей развития Новосибирска, которые связаны не столько со сложившейся структурой производства, в рамках советской народнохозяйственной системы, сколько с пониманием новых внутренних возможностей, отвечающим современным мировым тенденциям и которые реально превратить в ресурс развития города. Одновременно будет прорисовываться и ряд ограничений, связанных как с географическим и геополитическим положением Новосибирска, так и с воспроизводством прежних принципов городского управления в целом, и градостроительным процессом, в частности.

Важно отметить, что в сознании многих городских управленцев город  по-прежнему понимается  как придаток производства, как правильно организованная городская застройка и система обслуживания трудящегося населения. Понятно, что без преодоления инерции мышления, стереотипов старой доктрины «социалистического промышленного города» невозможно генерировать действительно новые градостроительные идеи и концепции. Поэтому, нами будут представлены характеристики и рабочее понятие доктрины «мирового города», которая позволяет определить стратегии движения к современным мировым социальным стандартам организации жизни в городе.     

Проведение стратегических оценок является необходимым этапом, предваряющим процесс стратегического планирования, в котором будут ставиться цели развития, описываться приоритеты и предлагаться стратегии реализации выработанной концепции.

Другим важнейшим обстоятельством необходимости использования методов стратегического анализа и планирования при разработке концепции пространственного развития Новосибирска является тот факт, что генеральный план в его традиционной форме  главного документа градостроительного планирования уже не соответствует социальным и экономическим реалиям нашего времени. Действительно, в рамках централизованного планирования народного хозяйства основной задачей составления генерального плана города   являлся   расчет базовых параметров застройки и размещения объектов обслуживания в планировочной структуре города на основе государственных социальных нормативов для обоснования выделения средств государственного бюджета. Такая задача была осмысленной при прежней системе управления, когда за все отвечало государство.

Сегодня совершенно иная ситуация. Города как бы освободились из-под опеки государства и должны теперь конкурировать между собой, демонстрируя и наращивая свои преимущества на своеобразном мировом  «рынке городов».  На первый план выходят  такие факторы как готовность города разместить современные и рыночно эффективные виды бизнеса, разнообразие рынка труда, выгодность географического расположения с точки зрения перспективных межгосударственных транспортных потоков, соразмерность стоимости и качества жизни в городе, наличие современных инфраструктур организации жизни и размещения капитала.

Поэтому сегодня как никогда актуальным является целостный  градостроительный взгляд на планирование развития Новосибирска, в рамках которого наши ценностные установки, описывающие целевые параметры желаемого качества жизни новосибирцев получат пространственную интерпретацию и станут основой долгосрочной перспективной градостроительной политики. Это связано с необходимостью самоопределения городского сообщества в новой социальной и экономической действительности, с необходимостью осмыслить место города в контексте текущих  геополитических, расселенческих, демографических тенденций в мире, в стране и в сибирском регионе. 

Приступая к разработке концепции градостроительного развития Новосибирска, следует осознанно принять положение вещей, что отныне ответственность за планирование будущего состояния города перешла от государства к муниципальной власти. Перед ней стоит задача овладеть современным инструментарием стратегического планирования, частью которого, несомненно, является работа над генеральным планом города в его новом понимании. Необходимость перехода на принципы стратегического планирования при разработке генерального плана связывается с возникновением новой для традиционной градостроительной практики ситуации согласования интересов нескольких субъектов: государственной и муниципальной власти, представителей сфер бизнеса и населения. В этом контексте генеральный план перестает быть внутренним делом «архитектурно-градостроительного цеха», отдельных градостроителей, но является одновременно как средством реформирования  существующих методов управления городом, так и средством своеобразной кооперации власти, сферы бизнеса, горожан в рамках деятельности по градостроительному планированию Новосибирска.

Мы понимаем, что сложившиеся за долгие годы практики отечественного градостроения представления о содержании и назначении генерального плана есть устойчивый феномен ведомственной культуры управления, которая сохранилась до настоящего времени. Ярким проявлением такой ведомственной культуры является стремление определенной части профессионалов-градостроителей заново возродить практику иерархического тотального планирования градостроительного развития  территорий «сверху донизу».  В этой связи в данной работе рассматриваются современные принципы управленческой деятельности, принятые в рамках специальной программы ООН, которые могут стать методическим ориентиром преобразования управленческих подходов применительно к развитию Новосибирска.

В понимании разработчиков концепции город есть живая форма жизнедеятельности и потому он может быть понят как особый исторический и культурный феномен, который не сводится к конкретной форме организации жизни, присущей определенной экономической формации.

Это пространство, в котором жители имеют возможность потенциально участвовать в любой деятельности, которая существует в мировом культурном пространстве, хотя далеко не всегда предоставляются возможности такового. Поэтому процессы жизни города не поддаются тотальному нормированию и управлению, поскольку нарастающее многообразие и сложность форм городской культуры не поддается стремлению административно-управленческой деятельности «все измерить и просчитать».

Отсюда ясно, что генеральный план в его традиционном для советской градостроительной модели понимании не может охватить всего многообразия  социальных и культурных процессов, одновременно проходящих и взаимодействующих в пространстве крупного города. Генеральный план как средство управления территорией должен меняться в соответствии с трансформацией наших представлений о природе города, нашим самоопределением как свободных личностей, живущих  и мыслящих как граждане мира.

Целями проведения экспертизы ситуации развития города являются:

- анализ ситуации развития Новосибирска с точки зрения мировых тенденций и формирования сети мировых городов;

- анализ ситуации развития Новосибирска с целью обозначения точек роста города, увеличивающих конкурентоспособность и привлекательность города;

- разработка предложений для формирования пакета городских политик, воплощающихся в разработке пространственного развития города;

- разработка предложений по стратегическому развитию Новосибирска с последующим переводом предложений в конкретные рекомендации в области пространственного развития и градостроительства.

 

1. МИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

Мир переживает в течение всего послевоенного периода цивилизационный кризис, который в целом воплощается в ряде кризисов и тенденций.

1.1. Ресурсный кризис

Стало обозримым наличие натуральных ресурсов. В течение ближайших 50-100 лет все стратегические запасы природных ресурсов либо закончатся, либо будут доведены до такого количества, что их промышленное использование станет неэффективным.

Через 11 лет истощатся залежи цинка. Через 14 лет иссякнут запасы меди. На два поколения хватит запасов нефти, на три поколения – угля. Все более катастрофичным становится ситуация с пресной водой.

К концу прошлого века стало ясно, что ресурсный подход к среде и самому себе (экспансия за счет эксплуатации и растраты натуральных ресурсов – не важно, нефть это, людские ресурсы или деньги, или знания) – такой подход изначально порочен и ведет человека в тупик. Все предыдущие проекты развития строились по этой затратной схеме.

Нельзя рассматривать среду или знания, или деньги – как ресурс, который берется и тратится. В этом случае любой наличный ресурс, тот, который можно иметь и постепенно проедать (в том числе и человеческий) – он всегда когда-то кончается.

Необходимо менять стратегию, саму управленческую политику, необходимо менять саму философию управления, переходить от затратной философии – к философии развития, построенной на основе наращивания ресурса мышления, самостроительства, саморазвития, при котором имеющийся натуральный ресурс не проедается, а сохраняется, воспроизводится и даже увеличивается, поскольку меняются способы мышления и действия управленцев.

 

1.2. Сдвиг власти

В предыдущие эпохи главным ресурсом у власти была сила денег, сырья и оружия. В последние десятилетия складывается новый ресурс власти – знание, или «информационный и символический капитал». Знания человека превращаются в его главную производительную силу. А среди разных типов знаний начинает доминировать знание об управлении, о системах, об инфраструктурах.

В этой связи изменяется и тип конфликтов. Мы вступили в эпоху информационных войн, гуманитарных войн, войн сознаний, войн за знания и за мозги. В этих войнах главным оружием становятся информационные сети и управление ими.

 

В таком случае главным ресурсом развития становится не столько сам по себе объем знаний, сколько способность добывать знания, передавать их, отфильтровывать, инвентаризировать, интегрировать, превращать в новый тип знаний.

Таким образом, проблема власти усугубилась. Власть над отдельным индивидом стала еще более изощренной, она получила еще более изощренное орудие для манипуляций. Человек (если он действует по принципам «человека желания») становится винтиком не только в государственной машине, но и во «всемирной паутине», в информационных сетях. Он превращается в раба-пользователя информационной сети.

 

1.3. Человеческие ресурсы. Миграция

В практике мирового менеджмента стало общим местом напоминать о том, что одним из главных ресурсов развития является человеческий ресурс. Но какие при этом делаются выводы и какие осуществляются действия теми или иными управленцами, которые приговаривают эти общие фразы?

Приходится признать, что до сих пор человеческий ресурс выступает наряду с теми же натуральными ресурсами (материальными, финансовыми, природными), которые необходимо должным образом, то есть эффективно, потратить. В этом плане к работникам на всех уровнях и во всех сферах жизнедеятельности (не важно, в крупном бизнесе, в школе, на заводе или в вузе) относятся как к некоему наличному ресурсу, который так и или иначе тратится. Но если деньги, которые тратятся, можно восполнить, заработать, то человеческий ресурс в этом смысле не восполним.

В духе этой идеологии те или иные управленцы и аналитики подсчитывают, сколько у нас таких человеческих ресурсов. И узнавая от демографов, что на всю Сибирь и Дальний Восток у нас всего-то 25 млн., ужасаются. Более того, эти ресурсы уменьшаются как количественно (миграция на юг, в более благоприятные районы) и на запад (районы с иными условиями труда), так и качественно (уезжают по большей части квалифицированные работники).

Эти цифры тоже общеизвестны. Известна также в целом демографическая ситуация в странах развитого Севера и Запада. Причем речь идет не просто о том, что Европа смуглеет. Так, руководство всемирно известного электротехнического концерна Philips заявило о том, что его тревожит низкий уровень знания голландского языка среди персонала, принадлежащего к национальным меньшинствам. На практике эти опасения означают, что компания ликвидирует в скором времени курсы  для безработных иммигрантов, по окончании которых те могли бы найти работу. Речь идет о программе WGP, запущенной еще в 1982 году. В рамках этой программы, которая на 25 % финансируется голландским правительством, прошли обучение свыше 10 тыс. человек, две трети из которых нашли работу. Однако популярность программы стала падать. Нынешние иммигранты не заинтересованы в обучении, в изучении голландского языка, с трудом натурализируются. Они не имеют навыков профессиональной работы.

В то же время голландское правительство вынуждено разрабатывать государственную программу обучения выходцев из Марокко и Турции банковскому делу. Голландии не хватает своих квалифицированных специалистов. Теперь мигранты будут работать не только на цветочных конвейерах по выращиванию тюльпанов, но и становиться квалифицированными банковскими служащими.

Или возьмем Лондон. Население Лондона составляет примерно 7,17 млн. человек. При этом белое население с 1991 г. сократилось на 390 тыс., а население национальных меньшинств увеличилось и составило 2 млн. человек. При этом меньшинства традиционно селятся замкнутыми группами. В стране и крупных городах они образуют настоящие анклавы, причем, как правило, в центральных районах. Коренное белое зажиточное население уже давно селится в country-side, за городом, или вообще уезжает в теплые края, на юг Европы. При этом городские власти считают, что это позитивная тенденция. Мэр Лондона заявил, что этническое разнообразие является единственной альтернативой расизму и ксенофобии. Наибольший эффект от присутствия национальных меньшинств достигается при этом в том случае, ели они привлекаются к управлению территорией, на которой они и проживают. Если они привлекаются к работе в школах, больницах, в полиции. Кстати сказать, в британском городе Лестер (единственном пока городе Европы) белое население составляет уже меньшинство – 42%.

 

1.4. Практика управления

В целом мировой тренд в управлении можно обозначить как сдвиг от иерархических ведомственных моделей власти к сетевым, информационным, гибким моделям управления. Этот тренд можно обозначить в виде следующей таблицы.

 

Организационная культура

Иерархическая

Партнерская

Тип управленца

Чиновник, носитель должности и жесткой функции

Предприниматель, антрепренер, ориентирован на решение проблемы, на цель и результат

Принятие решений

Централизованное

Партнерское

Роль власти

Директивная, централизованная, контролирующая

Фасилитатор, создающий возможности (enabler), предприниматель (entrepreneur)

Тип планирования и плана

Календарный, в жанре мероприятий

Сочетание стратегического и бизнес-планирования по решению проблем

Место человеческого ресурса

В рамках функций и должностей, эксплуатация в мягкой и жесткой форме. Ресурс, который тратится.

Кадры под задачу, под проблему, привлечение кадров к управлению процессом. Кадры – не исстрачиваемый ресурс, а капитал развития.

 

Выше названные принципы получили название принципов «хорошего управления» (good governance). Эти принципы излагаются и описываются в разных списках. Но тем не менее можно перечислить некий набор базовых принципов «хорошего управления», применяемых уже в практике городского управления в западных городах и компаниях. В частности в рамках ООН разработана программа UN-HABITAT. Это так называемая концепция кампании по «хорошему городскому управлению» (good urban governance). 

В этой программе UN-HABITAT изложены и описаны следующие принципы «хорошего управления»:

1) устойчивость всех направлений городского развития. Соблюдение баланса различных направлений для удовлетворения всех социальных, экономических и экологических нужд настоящего и будущих поколений;

2) децентрализация управления и ресурсов на основе принципа субсидиарности – солидарной ответственности. Распределение ресурсов и ответственности на уровни, соответствующие эффективному и рентабельному осуществлению услуг;

3) равноправность доступа к процессу принятия решений и основным городским ресурсам. Привлечение к процессу принятия решений и городским ресурсам, к разработке, реализации и мониторингу деятельности  всех участников гражданского общества;

4) формирование различных видов партнерства, в том числе с  бизнесом, для достижения общих целей;

5) создание адекватной среды возможностей для всех участников, необходимой для их участия в процессе принятия решений и в процессе городского развития;

6) прозрачность и подотчетность ответственных лиц и других ключевых фигур;

7) использование всех достижений информационных и коммуникационных технологий для поддержания хорошего городского управления и устойчивого городского развития.

К названным принципам также относят и такие, как стратегическое видение целого (компании, города, региона), мониторинг по отслеживанию процессов, привлечение граждан к управлению территорией, городом, компанией. 

На основе названной программы принята концепция «Открытого Города», в основании которой лежит новая идеология управления городскими территориями.

Вкратце идея открытого города сводится к следующему:

Процесс принятия решений, открытый для участия всех граждан, является центральным в хорошем городском управлении. Открытый процесс принятия решений – практическое средство проведения в жизнь принципов Хорошего Городского Управления.

Смысл и соль новой идеологии хорошего управления фактически означает то, что делается ставка на развитие социального капитала, то есть в конечном итоге на активность граждан. Каждый имеет право и возможность участвовать в управлении и принимать на себя ответственность. 

Но в таком случае новая практика партнерства требует и готовности меняться. Человек, вовлекаемый в новую практику управления, должен сам меняться и становиться предпринимателем в своей собственной частной жизни и в обществе. И он должен управлять своими изменениями.

Партнерство требует:

- ясного видения себя и своих целей,

- ясности того, чего хочет партнер, понимания того, где взять ресурсы или как выработать новые ресурсы (понимание программы действий),

- лидерства и готовности становиться лидером, готовности меняться, открываться, не боясь провокации и подвохов,

- быть готовым к конфликту и к его конструктивному разрешению,

- готовности работать в группах и коалициях и учитывать интересы и потребности различных сторон,

- точной оценки процесса решения проблема, оснащенности и мониторинга процесса.

Если выше названные простые требования не выполняются и партнеры не готовы их выполнять, то партнерство остается декларацией и новомодным лозунгом.

Названные институты гражданского общества, построенные на принципах солидарной ответственности и партнерстве нужны еще и для того, чтобы осуществлялся естественный обор и поиск лучших людей и идей, проектов и инициатив развития. Нужен институт городских общественных форумов, гражданских конгрессов, на которых происходит отбор и поиск таких проектов, идей и людей.

Эти институты запускают процесс общественной экспертизы проектов городского развития. Через процедуру общественной экспертизы проходят эти проекты, концепции городского развития и получают свою легитимность в глазах всех граждан городского сообщества.  

 

2. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ И ТЕНДЕНЦИИ В РОССИИ

2.1. Демографические прогнозы

Прогнозы численности населения позволяют сделать вывод, что Россия не сможет обеспечить ни стабилизацию численности своего населения, ни, тем более, его рост, опираясь исключительно на внутренние демографические ресурсы. Тем самым в России открываются огромные перспективы для иммиграции, особенно если учесть слабую заселенность большей части страны и нарастающие процессы формирования так называемых антропопустынь.

Только для поддержания численности населения страны на современном уровне в течение последующих 50 лет потребуется прирост от 35 млн. человек (около 700 тыс. в год) до 70 млн. человек (около 1,4 млн. в год) иммигрантов при разных параметрах рождаемости и смертности.

После 2006 года в России начнется стремительная естественная убыль трудоспособного населения, достигающая примерно 1 млн. человек в год. Эта убыль не может быть скомпенсирована в короткое время ни путем удлинения возраста выхода на пенсию, ни за счет роста производительности труда, ни за счет выноса производства в перенаселенные страны с более дешевой рабочей силой. Следовательно, в будущем труд будет одним из самых дефицитных, если не самым дефицитным ресурсом в России.

 

Недавно ООН опубликовала данные. К 2050 году в России будет проживать 112 млн. Мы потеряем более 30 млн. В США население вырастет, во многом за счет рождаемости и миграции – 395 млн. Мы сравняемся с такими странами по населению, как Египет и Вьетнам. В Китае будут жить 1392 млн., в Индии – 1593 млн.

Это говорит о том, что на огромной территории России будет жить всего более 100 млн., причем на большей части, на Востоке – всего 10 млн. Это огромная «пустыня», с тонкими прослойками населения вдоль транспортных коридоров и в городах-узлах этих коридоров, среди которых – Новосибирск.

По данным демографов в Новосибирске к 2020 году население не уменьшится, а наоборот несколько увеличится за счет внутренней миграции из СНГ и сибирских территорий. Сейчас 1393,2 тыс., в 2020 г. 1480тыс. Но численность трудоспособного населения в Новосибирске также уменьшится: сейчас его 874,5 тыс., будет в 2020 г. 804 тыс.

Это опустынивание территории России и Сибири происходит на фоне все более обостряющегося ресурсного кризиса. Не только мы живем натуральным сырьем. Весь мир потребляет среду и не воспроизводит ее богатства.

 

2.2. Ситуация в Сибири

На фоне мировых и страновых трендов полупустая богатейшая Сибирь становится кладовой мира. Весь Восток России становится лакомым куском для всех ТНК и всех правительств, поскольку это становится жизненно важным. Таким образом, в ближайшие десятилетия начнется «битва за Сибирь». Она станет стратегически важнейшей территорией.

И либо ее просто будут делить, нарезать «кусками», либо будут создавать там урбанизированные локальные инновационные кластеры с прилегающими к ним территориями с богатой транспортной и производственной инфраструктурой, центры которой – в крупных сибирских городах. Пока Сибирь по–прежнему выступает как сырьевой придаток страны. Через 10-20 лет она станет полем боев, на котором будут отрабатываться новые сценарии развития или она будет последним резервом еще не высосанной земли.

 Наиболее отсталые регионы и страны, встраиваясь в мировое разделение труда (точнее их встраивают), расплачиваются своими натуральными ресурсами – природными и человеческими (людьми, недрами, территориями). Это «рента отсталости». В этой ситуации если не будет меняться стратегия и политика, то мы будем расплачиваться лучшими ресурсами, не только недрами, но людьми. И тем самым терять территорию. Расплата идет за счет лучших ресурсов, квалифицированных специалистов (это видно по внутренней, а не только внешней миграции). Тем самым территории становятся безлюдными, пустынными. 

Истощение ресурсов грозит оттоком населения и потерей территории. Например, Норильск «сидит на сырьевой игле». Он монофункциональный город. На глубоком севере пока выживает 250-тысячный город. С истощением недр он будет мертветь. Понятно, что это станет ценой за ранее принятые волевые решения по размещению производств в местах залежей полезных ископаемых. В отличие от крупного города Норильска, малые монопрофильные города, возникшие в качестве жилой зоны вокруг одного градообразующего предприятия уже исчезают с карты страны.

 

В стране необходимо формировать такие инновационные полигоны развития, на которых возможно было бы отрабатывать иные сценарии развития, выстроенные на основе инновационных технологий и продуктов. Иными словами, на основе производства не железа и сырьевых продуктов, а производства инноваций. Именно последнее будет являться приоритетным в экономиках развитых стран в XXI веке.

В этом плане, вслед за Й.Шумпетером можно сказать, что главное для дивелоперов России – это найти свою инновационную идею. Где ее искать и есть ли, кому искать?

Обратимся к опыту функционирования близкого нам Новосибирского научного центра. Исторически сложилось так, что в Академгородке в г. Новосибирске был сформирован научно-производственный комплекс в течение всего послевоенного периода. Но в течение 90-х годов этот комплекс «лег на брюхо», поскольку строился изначально для решения оборонных задач и космических программ под долгосрочный федеральный заказ.

В настоящее время перед Академгородком стоит дилемма: либо продолжать растягивать уже устаревший сценарий выстраивания Академгородка как центра фундаментальной науки, работающей на себя, и с этой целью «выпрашивать» у центральной власти средства для собственного выживания,  либо выстраивать новый сценарий инновационного развития, на иных принципах и основаниях «хорошего управления» – партнерстве, стратегическом видении будущего, распределении рисков, участии граждан в управлении.

Последнее воплощается в том, что на территории необходимо и возможно выстраивать инфраструктуру инновационного развития, которая как бы «сидит» на инновационных центрах  и комплексах, в которых задействован бизнес, местная власть, гражданское общество. Но в силу моноукладности и традиционной многолетней подпитки со стороны центра в Академгородке оказались крайне не развитыми именно правовые, управленческие, гражданские механизмы и институты. 

Содействию формированию инфраструктуры развития на территории Академгородка посвящена программа «Технополис». Именно благодаря такой инфраструктуре возможно будет говорить об институциональной и административной реформе на конкретной территории, о внедрении принципов «хорошего управления» (good governance), о прозрачности и открытости, о степени развития институтов гражданского общества.

 

В настоящее время многие понимают, что мировыми лидерами становятся не столько исходя из наличия ископаемых ресурсов, сколько исходя из высокого интеллектуального и инновационного потенциала правящих элит. С каждым годом доля инновационного капитала в общей капитализации мировой экономики растет все более ускоренными темпами.

В этой связи в современной мировой экономике конкурентоспособно то государство (и та территория), в котором все более раскрыт и задействован инновационно-управленческий потенциал. Этот потенциал и есть основная созидательная сила и конкурентоспособное преимущество современной экономики.

В 2003 году американские авторы Ф.Хилл и К.Гэдди опубликовали исследование «Сибирское проклятье: как коммунистическое планирование забросило Россию в холод» (авторы переиначили английское выражение «ресурсное проклятье», resource curse).[1]

В этом исследовании они пытаются доказать точку зрения, согласно которой у нас в Сибири не недостаток, а переизбыток населения. Это объясняется тем, что в течение всего советского периода экономика развивалась экстенсивным путем на Восток, в Сибири строились заводы-гиганты. А теперь Россия вынуждена тратить огромные средства, чтобы поддерживать в этих неблагоприятных, климатических условиях созданную ранее и стареющую инфраструктуру. В то время, как в развитых странах тенденция идет обратная: население в течение всего XX века помаленьку откатывалось на юг, в более теплые края. В США и Канаде население северных районов сильно сократилось.  То есть, Канада в этом смысле становилась «теплее», а Россия становилась «холоднее».

В Сибири сохраняются огромные города-миллионники, а в рыночной экономике, чтобы быть эффективным промышленным центром, нет необходимости поддерживать население в 1 млн. человек. К примеру, считают американцы, Новосибирск с его населением в 1450000 жителей совершенно неповоротлив и страшно убыточен. Ему хватило бы 400 тыс., чтобы быть промышленным центром региона.

В качестве единицы измерения и сравнения степени холодности города предложен индекс – «температура на душу населения»  (ТНД). ТНД позволяет сравнивать температуру одной страны с другой с точки зрения экономики.   И Новосибирск оказался самым холодным городом в России. Эта средняя холодная температура рассчитывается при соотношении средней январской температуры и количества жителей. Обогревать миллионный город Новосибирск гораздо накладнее и холоднее, энергозатратнее, чем маленький город за полярным кругом. Новосибирск оказался холоднее Норильска и Якутска.

Боле того, поддержание Сибири на плаву дорого обходится в целом стране. Если подсчитать стоимость энергоресурсов и всех факторов для поддержания тепла (включая образование, здравоохранение, промышленные предприятия), то на Сибирь в год тратится примерно до 2 % экономического роста страны.

Понятно, что экономика и вся геополитика СССР строились на военной основе. Понятно, что создание на Востоке страны огромных промышленных центров с не только сырьевой, но и тяжелой промышленностью было обусловлено военной имперской политикой. Понятно, что миллионы людей были переселены на Восток либо насильно, либо на основе комсомольского энтузиазма. И началась эта переселенческая политика не вчера, а еще при Столыпине.

Но что в итоге предлагается сейчас? Куда деть 10 млн. населения, которые американцы считают лишними?

В СФО население равно 19866100 чел. Численность экономически активного населения из них – 9826900 чел. То есть из всего населения менее 50% активного населения. На 1 работающего – более 1 иждивенца. В дальнейшем это число иждивенцев на одного работающего будет расти.  Из экономически активного населения при этом – 1134700  безработных. Это 11,5% от экономически активного населения. По другим данным их 20%. В Новосибирске их 10% от числа экономически активных. Летом этот показатель уменьшается до 8%. За четыре последних года из Сибири уехало 1 млн. человек, причем активных и квалифицированных.

Сибирь представляет собой с точки зрения расселения несколько поселенческих коридоров вдоль транспортных линий (железнодорожных и речных), набор (но не сеть) освоенных узких тоннелей вдоль трасс. В этих коридорах – набор городов, которые представляют собой         поселения, слободы, бывшие купеческие слободы и казачьи станицы. Потом они стали промышленными центрами, выполняющими те же функции пограничных городов, опор, военных поселений, с ярко выраженным военно-оборонным профилем экономики. Подавляющая часть населения (до 90 процентов), живущих в этих опорных площадках-поселениях, жителей Сибири и Дальнего Востока – это переселенцы, мигранты ХХ века. В целом 80% из 30 млн. жителей живущих в Сибири, сконцентрированы в этих трассовых коридорах вдоль Транссиба и сибирских рек.

И из этих коридоров единственный реально очаг, из которого можно выращивать урбанизированный кластер – это куст южно-сибирских городов с реально сложившейся кооперацией и специализацией городов.

Этот  урбанизированный куст и в его центре – Новосибирск превратился в двойной граничный регион – между Западом и Востоком, между Европой и Азией. С одной стороны в нашем регионе происходит влияние и давление западных ТНК, с другой стороны – давление китайский и индийских и других динамично развивающихся азиатских компаний. С одной стороны Новосибирск остается европейским городом, с другой стороны он все более подвергается азиатскому влиянию с юга и востока. На этом стыке Новосибирск – самый крупный стыковой город.

 

    2.3. Городской ресурс страны

Фактически на Россию приходится лишь один город-мегаполис. Это Москва. Страна имеет очень слабый городской каркас, о необходимости которого было сказано в самом начале. На Востоке страны вообще нет городов - миллионников. Без этого каркаса страна разваливается, поскольку нет опорных точек, узлов в лице локомотивов-городов. В итоге территория обезлюдивается. В Китае более 100 городов-миллионников. Из них многие города насчитывают население в 30 миллионов.  

Из российских городов-миллионников только Москва постоянно растет. Она забирает порядка 75% внутренней миграции. Москва давно стала своеобразным «пылесосом», который отсасывает не только финансовые ресурсы, но и человеческие ресурсы. Пермь уже покинула клуб миллионеров. При этом ухудшается качество трудовых ресурсов. К 2010 году численность населения в трудоспособном возрасте уменьшится еще на 3,6 млн. чел.

При этом именно мобильность, миграционность является одним из показателей развития городской жизни и формирования мировых городов. Именно она и тормозится. Поскольку главным считается жилищная проблема. Человек работает не там, где есть работа (как должно быть), а там, где есть жилье. При этом у нас плохо развитые транспортные сети, плохие коммуникации. Человек вынужден менять работу, дисквалифицироваться. Это усиливает люмпенизацию и маргинализацию населения. У нас насчитываются миллионы вынужденных бросить свою работу и стать челноками и поденщиками.

При таких огромных пространствах у нас нет связности территории. В России нет ни одного автобана. Например, от Гааги можно доехать за 3 часа до Парижа. Или от Франкфурта до Гааги за эти же три часа. Это 500-700 км.  В Сибири же преодолеть 400-500  км между городами – значит потратить целый день. Это воплощается в определенный уклад жизни, который не становится мобильным, гибким, подвижным, то есть городским.

У нас устарела система расселения человеческих ресурсов. Значительная часть человеческих ресурсов расселена под уходящую модель социалистического индустриального развития. Ежегодные потери от неэффективной пространственной организации экспертно оцениваются в 2,5 – 3,0 % от ВВП в год.

 

2.4. Необходимость города. Городской каркас страны

Вся история России – это история колонизации, как говорил историк Ключевский. Через освоение больших пространств и строились большие национальные проекты. В том числе проекты США и России. Но через 50 лет всех ресурсов России будет достаточно лишь для поддержания московской агломерации. Все остальное Россия может потерять. Имперское тело у нас осталось, но ресурсов уже нет. Дело не в самих по себе миграционных потоках и колонизации, а в том, что при этом процессе строится или не строится проект «Россия».

Сейчас внутренняя миграция не работает на этот проект, а наоборот расшатывает нацию и не способствует формированию национальной (не этнической, а государственной) идентичности.

В то же время необходимы крупные национальные проекты, посредством которых будет происходить собирание нации через будущее, через самоопределение в будущем.

К таким проектам относится самоопределение крупных городов как элементов будущего каркаса страны, который призван препятствовать оттоку населения, призван собирать ее, стягивать в единое целое. Например, на юге Сибири – это куст городов Новосибирск,  Омск, Томск, Кемерово, Новокузнецк, Барнаул.

Нужна связность, цельность пространства, нужны культурные городские сети и встраивание городов  в эти сети и выступание в них в качестве узлов единых сетей. Города, крупные города-метрополии, с одной стороны являются узлами мировой сети, с другой ориентированы на свою локальность. Они сочетают глобальную включенность в мировые сети и локальную исключительность, выступая моторами развития регионов и стран.

Через освоение регионов происходит капитализация территории, прежде всего капитализация человеческих ресурсов и ядром этого процесса являются города, капитализация городской среды.

Давно известно, что города – это моторы развития регионов и стран. Это локомотивы экономического роста. Должна быть осмыслена новая роль городских властей и элит. Эта роль должна воплощаться в реализации новых городских политик:  на создание условий для бизнеса, для усиления конкурентоспособности городов, на изменение роли и функции самих городских властей – от распределения ресурсов надо переходить к тому, кто создает условия и возможности (enabler vs provider), фокус на децентрализации и партнерстве и прочих принципах хорошего управления.

Направленность на нужды и потребности жителей, развитие их ресурсов, на стратегическое управление и инвестиционное управления, и т.д.

 

 2.5. Доктрина социалистического расселения. Огосударствление градостроительного и архитектурного проектирования

Следует отметить, что доктрина социалистического расселения возникла в конце 20-х годов прошлого столетия в недрах центральных органов государственного управления (Госплан СССР) как прямой ответ на теоретические идеи по размещению промышленности германского экономиста А.Вебера. Авторы-разработчики первого генерального плана развития народного хозяйства страны построили концепцию планового социалистического расселения в виде противопоставления принципам капиталистической экономики.

Так, А.Вебер утверждал, что квалифицированные рабочие кадры  требуют того уровня жизни и качества жилой среды, к которому они привыкли в крупных городах. Поэтому строить промышленные предприятия как можно ближе к месту размещения рабочей силы является более выгодным, нежели строить новые города возле мест добычи и переработки сырья.  Этому противостоит принцип   планового социалистического расселения, который гласит, что при плановом хозяйстве стихийный веберовский закон агломерации не действует. Кроме того, «экономическая выгода» как главный фактор размещения промышленности по Веберу в рамках планового ведения хозяйства  был отброшен.

Действительно, дальнейшая практика социалистического расселения показала, что идеи по целенаправленному управлению процессами жизни советских людей отлично реализуются. Рабочую силу легко можно перемещать в нужное место и в нужном количестве. Понятно, что доктрина социалистического расселения имела идеологические основания, каковыми были «пролетарское принуждение во всех формах» и «государственное рабовладение», обоснованные теоретиками партии (Н.Бухарин).

Как отмечают исследователи,  за практикой принуждения стоял методологический тезис о том, что естественные процессы преобразования общества слишком медленны и хаотичны для того, чтобы реализовать идеи нового социального общества. Развитие есть искусственно организуемый процесс, а хозяйственные системы должны организовываться сознательно на основе точных расчетов. Данный методологический подход был распространен не только на хозяйство, но и на жизнь вне производственного существования людей.

Жизнь человека вне производства была представлена как обслуживание процесса производства. Отсюда логично вытекал вывод о том, что все проявления жизнедеятельности рассматривались в качестве средств обеспечения трудовых потенций, восстановления сил трудящихся для дальнейшего исполнения трудовой повинности. Отсюда понятно, что все неконтролируемые проявления жизни должны быть исключены, а свободное время трудящихся должно быть измерено и регламентировано.

Теоретические обоснования внеэкономического принуждения были реализованы впоследствии в размещении социалистических городов и принципов их устройства. Так, с 1932 года население привязывается к селитьбе введением паспортов и пропиской в целях «лучшего учета населения городов, рабочих поселков и новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях …». 

Для понимания сути дискуссии конца двадцатых годов о социалистическом расселении следует осмыслить позицию Госплана, которая и была реализована  всей последующей практикой построения социализма в стране. Обсуждался кардинальный вопрос: как строить социализм, если  хозяйственные механизмы, управление работают по-старому? Стало ясно, что старые исторические города совершенно не  приспособлены для разрешения задач построения социализма и что для организации социалистического быта их действительно нужно «снести с лица земли» и заменить поселениями совершенно иного типа ( Л.Сабсович).

Под новые задачи, начиная с 30-х годов, была реорганизована и профессиональная деятельность архитекторов и градостроителей. Произошло огосударствление профессии и отказ от сосуществования альтернативных творческих позиций. Альтернативность профессионального мышления оказалась помехой для реализации принятой государственной политики индустриализации.  Проектная деятельность была   стандартизирована и технологизирована. Поскольку потребовались конкретные критерии правильности проектных решений, то субъективное личностное знание мастеров архитектуры было заменено на  упрощенные, но доступные пониманию чиновников государственного аппарата  описания продуктов архитектурной деятельности. В основу критериев оценки  были положены такие параметры объекта проектирования, которые можно выразить в числовых величинах (санитарные, технические, планировочные, экономические и пр.). В свою очередь качественные характеристики проекта (культурно-символические, стилистические, образные, композиционные), которые нельзя перевести на рациональный язык не учитываются при приемке и утверждении проектной документации.

Можно смело утверждать, что стоящие сегодня перед нами проблемы разработки концепции развития Новосибирска, так или иначе связаны с тем, что стереотипы профессионального сознания  и представления об объекте проектирования никуда не исчезли. До сих пор функциональные и типологические представления об объекте лежат в основе официально принятой системы  архитектурного и градостроительного проектирования в стране.  Такие представления есть отголосок теоретических положений «функционализма» и разработок конструктивистов 20-х годов, которые рассматривали объект проектирования в качестве орудия материально-пространственного обеспечения процессов жизни и деятельности людей. Жизнедеятельность людей представлялась как конечный набор бытовых и производственных процессов.

Графически эти процессы локализовались как зоны, где осуществляются однотипные действия (наши так называемые «функции») и как связи между зонами, по которым осуществляется перемещение между зонами. Совокупность зон и связей образует функциональную структуру, которая и есть объект проектирования. Вместо непрерывной текучести и «диффузии» процессов принимается их условное статичное изображение –  редуцированная схема, которую можно по-разному трансформировать.

Таким образом, ситуация разработки концепции развития Новосибирска предполагает выделение идеологических оснований концепции социалистического расселения, а также пересмотр самих теоретических моделей города как объекта градостроительного проектирования. 

 

2.6. Необходимость разработки новой стратегии

Итак, сегодня необходима принципиально иная стратегия: не сетовать, что у нас в Сибири мало людей и что необходимо как-то регулировать миграцию и управлять демографией, а наоборот: строить совсем иную экономическую и промышленную политику. Новая система расселения должна предполагать, что на северных территориях не должны размещаться крупные города. Расселенческая политика должна способствовать желанию людей перебираться в теплые края, на юг и юго-восток. Следует перестать  констатировать, что огромные заводы в Сибири – банкроты, лишены федеральных заказов, а наоборот, переходить к рентабельным небольшим предприятиям пищевой промышленности и модернизировать сырьевую отрасль.

Старая доктрина расселения, основанная на военной индустриализации, оборонной имперской политике, устарела. А она предполагала как раз расселение миллионов на Востоке страны, строительство городов в местах, где требуется затратить значительно большие усилия  для выживания людей.

Нет смысла в постоянном запугивании самих себя, что происходит отток населения из Сибири. Это естественный процесс. То, что на многих предприятиях не хватает рабочих рук – это как раз показывает не то, что это предприятие надо спасать. Это показывает то, что его надо закрывать, оно не жизнеспособно, оно на рынке никому не нужно. Его производство надо перепрофилировать, а работникам надо создавать новые рабочие места. 

Речь идет об иной управленческой политике региона, в которой ключевым моментом становится понимание места и роли человеческого ресурса. Необходимо по-иному направить свои мысли, на совершенно иную стратегическую линию: в условиях демографического кризиса совершенно нет никакой необходимости поддерживать огромные промышленные производства тяжелой промышленности в больших сибирских городах. А это означает принципиально иную экономическую политику. Не надо бояться быть сырьевым придатком страны. Не надо также бояться китайской угрозы.

Пора перестать повторять слова научного академического лобби о якобы огромном научном человеческом потенциале Сибири, вспоминая научные центры Новосибирска, Томска, Красноярска. Большая наука, которая была в СССР, умирает. Она кормилась от тяжелой оборонно-ориентированной экономики. Сейчас все это подсело. И большую науку также не возродить. Она и не нужна вовсе. Как были в науке 3% активных разработчиков, а остальные их обслуживали, так и осталось.

В мире же создаются мировые инфраструктурные сети, в которых функции и производства распределены и создаются урбанизированные территориальные кластеры. В России же нет ни одного такого урбанизированного кластера (даже под Москвой). 25% всех СФ имеют монопрофильную экономику, не способную к гибким изменениям и инновациям. Экономика регионов и городов зависит от небольшого числа градообразующих предприятий. Если эти предприятия останавливаются, то целые города и регионы стагнируют. Как правило, такие предприятия входят в вертикально интегрированные национальные корпорации (как и НЗХК), которые естественно не заинтересованы впрямую в развитии и формировании новых городских политик и развитии пространственной среды городов. Например, НЗХК, поменяв хозяев, сворачивает ряд производств, закрывает свои социальные программы и сбрасывает с себя почти всю «социалку». Все эти брошенные школы и детские сады, жилье ложатся бременем на и без того скудный городской бюджет. Город получает новый отряд безработных и новые расходы.     

Тем самым, так или иначе, мы переходим к концепту мирового города.

 

3. КОНЦЕПТ МИРОВОГО ГОРОДА

 

3.1. Черты мирового города

Опыт западных городов становится все более воспринимаемым во всем мире. Европейский (западный) город все более демонстрирует опыт мирового города, принципы и идеология развития которого все более теряют черты своего национального источника и приобретают черты мирового города.

Что такое мировой город? Концепт мирового города рассматривается в двух аспектах.

1. Внешний аспект. Город как локомотив, тянущий за собой развитие крупного региона, страны, мира. 

2. Внутренний аспект. Город, выстраивающий свою политику на принципах открытости, мобильности, доступности услуг, привлекательности, интегрированности в мировую. Сеть.

Эти два аспекта сопрягаются, но не механистически. С точки зрения внутреннего аспекта вовсе не означает, что мировой город – обязательно мегаполис и национальная столица. Хотя функции столичности и привлекательности здесь  обязательны.

С точки зрения внешнего аспекта эксперты называют ряд городов, являющихся мировым и городами. Критерии здесь следующие:

1. Численность и мобильность населения. 2. Масштабы и разнообразие финансовой деятельности. 3. Число штаб-квартир ТНК. 4. Роль в международной политике (в том числе размещение офисов международных организаций). 5. Высокие темпы роста бизнес услуг (город как бизнес центр). 6. Масштаб и специфика (уникальность) городской экономики. 7. Развитость сети транспортных и иных инфраструктурных коммуникаций.

Все эти черты воплощаются в основное качество – город становится самостоятельным субъектом мировой политики. Узлом в мировой сети, каркасе, стягивающем территории мира. 

Крупнейшие мировые города в мире насчитывают порядка 10-15 городов. Лидерами среди них являются Нью-Йорк, Лондон, Париж, Токио, Гонконг.

В более расширенную выборку входят примерно 55 городов мира, представляющих собой глобальные сервисные информационные бизнес центры. Из них выделяются три группы городов по степени включенности в мировые сети.

В группу альфа входят названные города, а также Чикаго, Франкфурт, Лос-Анджелес, Сингапур.

В группу бета входят города Сан-Франциско, Сидней, Торонто, Цюрих, Брюссель, Мадрид, Мехико, Сан - Паулу,  Москва, Сеул.

В группу гамма входят города Амстердам, Бостон, Каракас, Даллас, Дюссельдорф, Женева, Джакарта, Иоганнесбург, Мельбурн, Осака, Прага, Сантьяго, Тайбэй, Вашингтон, Бангкок, Пекин, Монреаль, Рим, Стокгольм, Варшава, Атланта, Барселона, Берлин, Буэнос-Айрес, Будапешт, Копенгаген, Гамбург, Стамбул, Куала-Лумпур, Манила, Майами, Миннеаполис, Мюнхен, Шанхай.

 

В дополнение к функции лидера мирового развития добавляются такие принципы организации внутренней городской среды, как:     

- открытость внешних и внутренних границ,

- доступность ресурсов

- пространство возможностей

- мобильность (социальная, образовательная, профессиональная, пространственная)

- сочетание разнообразных культур и форм жизни

- сочетание централизованных и демократических форм и методов управления, что выражается в принципах социальной солидарности и ответственности, партнерстве (см. ниже о принципах хорошего управления),

- связность и интегрированность пространства,

- внутренняя прозрачность.

Таким образом конкурентоспособность и привлекательность города определяются не просто количеством жителей и заводов на его территории, а степенью включенности его в мировые информационные процессы, в пространство потоков знаний и информации, степенью включенности его в мировую практику управления этими потоками. 

Само по себе место расположения уже не становится тормозом или родимым пятном для города. Можно быть и в центре Азии, не быть портовым городом, но становиться мировым городом. 

В этой связи нужна новая городская политика, новая социальная политика, которая опирается на институты партнерства гражданского общества, бизнеса и государства.

Нужна новая стратегия, направленная на создание этих мощных метрополий – узлов в каркасе мировых городов.

 

Пока же крупные российские города переживают ситуацию перехода. Они пока еще находятся в рамках модели соцгорода. Стратегической задачей становится перевод крупнейших российских городов, к числу которых относится и Новосибирск, в модель мирового города.  

Сравним эти два концепта. В качестве главного критерия для сравнения возьмем ключевой и показательный: качество жизни конкретного горожанина, жителя города. 

 

Соцгород

Мировой город

Город – искусственное поселение. Результат имперской политики. Результат искусственного внешнего управления центральной власти, военной индустриальной политики расселения. 

Город – результат естественной логики развития. Город – как жизнь сообща. Человеческое общежитие и управление этим общежитием.  Город как естественное собирание людей. Результат коллективного естественного договора жить и управлять жизнью сообща.

Главные стратегические вопросы развития города решаются вне города, в центральном правительстве.

Жители сами решают, как развиваться городу. Мировой город неотделим от степени развития гражданских институтов. 

Главный критерий развития – производство Человек при производстве.  Горожане – это рабочее население при производстве.

Производство и повседневная жизнь горожан разведены. Главенство жизни над производством.

Принудительная трудовая повинность, тотальное планирование.

Свободное перемещение труда и человеческих ресурсов. Мобильность населения.

Искусственное распределение материальных и иных благ и услуг.

Саморегуляция и самоуправление, партнерство. Внутренние практики и процедуры принятия решений самим городским сообществом.

Городские стандарты – количественные: метры, пайки, блага.

Городские стандарты – качественные, с точки зрения принципов мирового города: доступность услуг, их многообразие, возможность мобильности, связности территории, внутренняя прозрачность городских пространств. Концентрация и многообразие услуг на один квадратный метр.

 

3.2. Городские и социальные стандарты жизни мирового города.

Принципы мирового города воплощаются в стандартах жизни, в качестве городской среды, как указано в таблице. Город, чтобы стать конкурентоспособным и привлекательным, должен стать удобным и комфортабельным для жизни, притягательным местом для миграционных потоков.

В этом плане качество жизни – ключевой фактор конкурентоспособности города.

Мы видим разработку и согласование конкретных городских политик главной проблемой городского управления. В рамках этих политики необходим учет интересов различных городских сообщества и групп. 

И между качеством жизни и качеством управления должна происходить взаимная коррекция.

Качество жизни  в свою очередь воплощается в некие параметры: качество образа жизни (уровень жизни и стиль жизни), управление городским бюджетом, отношения власти и бизнеса, участие граждан в управлении городом, участие бизнеса в процессе принятия решений и разработке социальных городских программ. Это воплощается в принципы хорошего городского управления (см. ниже).  

Мировой город в этом плане это город-эколог. Не в смысле количества экологических сооружений, а в смысле того, что этот город – для людей, для нормальной жизни человека, а не поселение для заводов и обороны. Город – это среда по развитию человеческого потенциала, пространства актуализации человеческого ресурса. В этой среде человек раскрывается и развивается. И через это развитие происходит капитализация самой территории.

Мировой город становится фактом и результатом этой человекосообразной экономики. Чтобы стать мировым городом и конкурентоспособным городом, необходимо стать собирателем человеческих ресурсов, капитализировать территорию за счет капитализации ЧР, стать местом реализации человеческих возможностей. Если люди уезжают из города – показатель умирания города.

 

3.3. Новосибирск: от соцгорода к мировому городу. Сценарии развития. Город-форпост. Остов России.

Имперская политика СССР воплотилась в том, что на Востоке страны были созданы крупные города, и даже города-миллионники, которые с точки зрения освоения среды и территории, с точки зрения энергозатрат являются большой роскошью.

Захват территории, формирование экономики и политики прежде всего с точки зрения оборонных заказов, а не с точки зрения качества жизни жителей, связанная с этим и миграционная политика, построение форпостов на Востоке воплотились в то, что Новосибирск стал крупнейшим форпостом на Востоке. Стал городом-заводом, на территории которого расположились крупные предприятия а вокруг них – жилые районы. Территория города представляет собой такое лоскутное одеяло, набор крупных кусов-фрагментов вокруг предприятий (оловокомбината, Сибсельмаша, НАПО им. Чкалова, НЗХК) а между ними – лакуны и разрывы, пустыни, пустыри.

 

3.4. Новосибирск – пограничный город-форпост

На фоне развития трендов в сторону мировых городов Новосибирск пока остается воплощением социалистического города со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Весь город является набором спальных районов вокруг крупных заводов-предприятий и научно-оборонных зон – НАПО Чкалова, НЗХК, Сибсельмаша, Оловокомбината. Первомайский район сложился вокруг ж/д узла, Академгородок – вокруг строительного комплекса привилегированной отрасли (Минсредмаш).  

В этом плане Новосибирск является очень «тяжелым» в плане восприимчивости к изменениям и претворения новых сценариев городского развития.

Это воплотилось в то, что в настоящее время происходит сильная внутренняя мобильность населения. Один район испытывает нехватку рабочих рук, а другой район испытывает их переизбыток. Это показано на таблице (данные за 2000 г.).

 

N пп.

Районы города

Численность населения
в тыс. чел.

Численность трудовых ресурсов
в тыс. чел.

Численность мест приложения труда
в тыс. мест

Дефицит трудовых ресурсов в
тыс. чел.

Дефицит мест приложения труда
в тыс. мест

1

Дзержинский

156,6

96,6

51,4

-

45,2

2

Железнодорожный

68,6

45,3

88,9

43,6

-

3

Заельцовский

142,6

90,9

69,6

-

21,3

4

Калининский

168,6

110,9

52,2

-

58,7

5

Кировский

160,1

102,4

64,0

-

38,4

6

Ленинский

272,8

175,6

141,1

-

34,5

7

Октябрьский

151,0

95,1

108,4

13,3

-

8

Первомайский

68,3

40,2

34,2

-

6,0

9

Советский

131,1

86,2

85,1

-

1,1

10

Центральный

73,8

51,2

110,0

58,8

-

 

Итого:

1393,5

894,5

805,0

115,7

205,2

 

Прогнозные цифры по данным показателям представлены в нижней таблице.

N пп.

Районы города

Численность населения на 01.01.2015
в тыс. чел.

Трудовые ресурсы на 01.01.2015
в тыс. чел.

Численность мест приложения
труда на 01.01.2015
в тыс. мест

Дефицит трудовых ресурсов
в тыс. чел.

Дефицит мест
приложения труда
в тыс. мест

1

2

3

4

5

6

7

1

Дзержинский

142,8

88,1

77,5

-

10,6

2

Железнодорожный

70,9

46,8

104,0

57,2

-

3

Заельцовский

135,2

86,2

89,3

3,1

-

4

Калининский

152,3

100,2

37,2

-

63,0

5

Кировский

165,2

105,7

58,8

-

46,9

6

Ленинский

256,7

165,4

120,0

-

45,4

7

Октябрьский

213,2

134,3

87,3

-

47,0

8

Первомайский

61,8

36,4

50,7

14,3

-

9

Советский

123,6

81,3

89,2

7,9

-

10

Центральный

71,0

49,2

120,8

71,6

-

 

Итого:

1392,7

893,6

834,8

154,1

212,9

 

Также установлено, что суммарная ежедневная мобильность населения в г. Новосибирск составляет 125,2 тыс. человек, т. е. дневное население города с учетом приезжающих из пригорода в 2000 г. составляет 1518,7 тыс. человек. Это влияет на нагрузку транспортной сети. Это воплощается в постоянные пробки, аварии. Дороги города  в ситуации усиления людских потоков давно не справляются с ними.

Это показано на ниже приведенной таблице по объемам пассажирских перевозок.

 

N пп.

Вид транспорта

Объемы пассажирских перевозок в млн. пассажиров массовым транспортом

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

1

Метрополитен

91,8

117,6

111,7

110,7

97,3

83,6

75,8

70,7

76,0

2

Трамвай

73,0

98,2

85,5

78,3

75,9

79,3

87,4

83,7

78,8

3

Троллейбус

73,6

104,5

111,4

115,3

135,1

136,5

142,4

136,9

129,1

4

Муниципальный автобус

153,1

178,9

209,6

202,7

225,4

220,1

223,4

207,1

210,9

5

Немуниципальный автобус

-

1,3

6,3

20,3

32,6

46,3

55,6

70,4

90,4

6

Маршрутное такси

3,1

3,1

4,6

5,8

7,3

8,5

8,3

9,0

7,2

 

Всего:

394,6

503,6

529,1

533,1

573,6

574,3

592,9

577,8

592,4

 

Учетная транспортная подвижность

276,6

355,8

377,1

379,9

410,4

413,0

423,7

412,0

425,1

 

В то же время Новосибирск воплотил в советское время идею города-форпоста. Города-форпосты развивались на основе казачьих станиц, военных городков-поселений, которые ставились на границах российской империи и становились передовыми рубежами страны. Новосибирск стал одним из таковых рубежей по освоению Сибири и проведению имперской политики в СССР.

Поэтому трудность развития Новосибирска – это большая динамика за счет внешних имперских вливаний и невозможность переварить свое собственное развитие. Новосибирск слишком большой для своей маленькой истории. Это «город-подросток».

Но одновременно он в самом своем рождении явился форпостом, начиная с Гарина-Михайловского и кончая созданием Академгородка.

В этом смысле Новосибирск – город будущего, то есть город, на котором всякий раз отрабатываются социальные, экономические стратегии и политики  будущего. Но если раньше эти политик привозились из Москвы, то теперь настало время эти политики формировать на сопряжении мировых трендов мировых городов и внутренних ресурсов развития, сохраняя желание федерального центра иметь форпост в Сибири. 

С учетом сказанного Новосибирск может быть представлен как полигон для выращивания:

- города-форпоста по отработке технологий и практик развития будущего,

- столичного города, стягивающего ресурсы региона

 

Между соцгородом и мировым городом необходимо обозначить пространство возможностей, пространство «города-предпринимателя», в котором развиваются и реализуются различные проекты и программы. На примере Новосибирске, который как раз и находится в этой промежуточной зоне, называют в этом смысле несколько сценариев развития.

1. Линия развития промышленного и научного центра. Предполагает сохранение научного и промышленного потенциала, диверсификацию производств, привлечение инвесторов в промышленность, формирование активной промышленной политики.

2. Линия развития торгово-транспортно-сервисного центра. Предполагает создание транспортного узла, логистических центров, крупного регионального транспортного модуля.

3. Линия инновационного информационного центра. Предполагает создание информационных инновационных технопарковых зон, развитие и внедрение передовых высоких технологий. Формирование рынка информационных, финансовых, образовательных услуг.

В пределе каждая линия развития предполагает определенный тип городского развития. Специфика ситуации заключается в том, что Новосибирску придется сочетать все линии и сценарии развития.

Директор ИЭиОПП СОРАН, академик В.Кулешов видит другие три сценария Новосибирска – в зависимости от того, как сложатся отношения Новосибирска с центром и на чем будет сделана ставка. В этой связи сценарии могут быть следующие (в модифицированном виде автора этого текста). 

 

Сценарии

Содержание сценария

Управленческая модель

Показатель конкурентоспособности

Инерционный

Без управленческого  воздействия, внешнее влияние, сохр. status-quo, на игле центра

Административная

с вялой властью на местах и директивным  влиянием центра

Вчерашний потенциал, который тает

Промышленно-транспортный центр

Восстановление центр. роли промышленности и транспорта

Адм.-директивная модель на всех уровнях

Новые товары на конверсионных производствах

Сервисный инновационный  центр

Научно-исследовательские, финансовые, образовательные, информационные услуги

Партнерская

инновации

 

Новосибирск является примером многослойности и многопрофильности развития. У него сейчас несколько разорванных кусков городского пространства. У него нет московской матрешки. У него не было эволюционного многовекового развития. Он сразу искусственно строился и развивался из разных центров, вокруг предприятий. Между этими эпицентрами образовывались межгородские пустые пространства. Разорванность и многосценарность необходимо превратить из минуса в плюс, в ресурс развития.

 

Независимо от представлений о конкретных сценариях у Новосибирска стоит в любом смысле задача перевода всей городской политики и всей действительности городской жизни из соцпоселения в мировой город.

Делать ставку на то, чтобы Новосибирск оставался крупным промышленным центром – не разумно по ряду соображений.

1. Ресурсы кончаются, а старая промышленность нуждается именно в таких натуральных ресурсах. Население из Сибири уезжает, а крупные заводы нуждаются в большом количестве работников.

В то же время старое производство тянет нас назад. Сохранять и поддерживать старые производства на старых предприятиях, якобы радея за полубезработных рабочих – не разумно, не рационально. Бросать миллионы на поддержание никому не нужных на ладан дышащих предприятий – это никому не нужное расточительство. А эти предприятия, особенно бывшие ранее градообразующими, переживают серьезный кризис и диверсификацию, что отражается напрямую на городской жизни

2. Большие транспортные расходы, удаленность источников сырья, транспортоемкость, доставка руды, угля, нефти. Отсюда – погоня за удешевлением за счет объемов.

3. Удаленность этих источников от потребителей. Все качается на Запад. Необходима ориентация на внутреннего потребителя.

4. Малая плотность населения. В России – 8,7 чел. на 1 кв. км.  Это в 14 раз меньше, чем в Китае. В 17ираз меньше, чем в Европе. В 30 раз меньше, чем в Японии. А в Сибири и того меньше – 2,5 чел. На кв. км.

5. Слабая развитость инфраструктуры и условий для качественной жизни. Чтобы довести Сибирь до уровня жизни среднего европейца, необходимо 30 трлн. долл. (в 2005 году расходная часть бюджета России – 101, 6 млрд. долл.).

6. Институциональная отсталость. Нужны социальные и политические институты, обеспечивающие условия для успешного и эффективного управления городом и регионом, для ведения бизнеса. Это в том числе относится и к налогообложению. Особенно при инвестпроектах нужно льготное обложение. Без него иностранный инвестор на территорию не пойдет и вкладываться не будет.

При отсутствии развитой инфраструктуры и слабых институтах – мы и вывозим сырье. Это признак слаборазвитой страны.

Если мы будем оставаться с такой же слабой и сырьевой экономикой, то нам просто не дадут спокойно доить свои ресурс еще 50 лет. Эти ресурсы достанутся другим, нероссийским ТНК. Эти ресурсы простоя скупят. И Россия потеряет суверенитет. Как это уже произошло с Грузией, президент которой получает зарплату у американцев. 

Тем самым перевод, сдвиг от соцгорода к мировому городу сопоставим и должен идти параллельно с переходом от сырьевой территории к инновационному урбанизированному кластеру.

Необходимо от ресурсного развития переходить к инновационному. Собирать страну как конкурентоспособного субъекта на глобальном рынке необходимо не из отраслей экономики, а из специально организованных инновационных кластеров, которые организованы в свою очередь на основе урбанизированной городской среды.

Не промышленность сама по себе с ее фондами, не деньги, а кадры, информация, инфраструктура и социальный капитал делают территорию конкурентоспособной и капитализированной.

В то же время в России из 1027 городов и поселков городского типа и из 152 тыс. сельских населенных пунктов только 140 точек обладает экономическим ростом.

Как в Нидерландах есть урбанизированная зона, треугольник между Роттердамом, Утрехтом и Антверпеном, там живут 5 млн. человек, где производят более половины всего ВВП страны, так и куст из южно-сибирских городов может стать урбанизированным кластером, удерживающим всю Сибирь и весь Восток как единой целое, несмотря на ее сырьевой характер и огромные масштабы.

Изменение профиля городской экономики происходило во всех крупных метрополиях. Все крупные мегаполисы стали сервисными центрами, освобожденными от промышленных предприятий. Например, Лондон, крупнейший мегаполис Европы. Этот город кстати космополитичен. 30 % населения Лондона – выходцы из других стран, в большинстве своем из Азии и Африки.

Лондон стал финансовым и транспортным центром, штаб-квартирой 50 тыс. крупнейших корпорация мира. 35% городской экономики приходится на финансовые и бизнес-услуги, еще столько же – на туризм, гостиничное дело, торговлю, питание, развлечения. И всего 10 % - на промышленность (в 1960 доля промышленности в городской экономики составляла – 40%).

Новосибирск как раз имеет все шансы становиться таким центром урбанизированного кластера, сервисным центром-узлом. С одной стороны производства закрываются, промышленность диверсифицируется, образуются целые заводские пустыри. С одной стороны, на эти пустыри уже есть различные корпорации и фирмы, в том числе и столичные, которые просят у городских властей дать им эти площади. Тем самым есть необходимость не просто в освоение пространства, а в новых правилах  игры,  в новых принципах городского управления (см. ниже о принципах хорошего управления).

Новосибирск давно становится узлом, сервисным центром с его региональными рынками. Он стягивает в себя не только финансовые и логистические потоки, но прежде всего человечески ресурсы. Люди едут сюда для бизнеса, на каникулы, в отпуск, для развлечения. Это тянет за собой необходимость новой туристической, культурной образовательной политики, развития сети инфраструктур, которые бы обеспечивали реализацию этих политик.

Выше сказанное влечет за собой принятие таких решений, как освобождение территории города от крупного и устаревшего производства и насыщение го информационными, управленческими, финансовыми сервисными, образовательными  услугами, формирование крупных управленческих консалтинговых бизнес-центров, которых пока фактически нет.

Необходимо учесть выгоду, которую имеет Новосибирск: он в отличие от многих российских городов не имеет явно выраженной монопрофильности и моноукладности. В нем есть та разноголосица развития, разновекторность, которую необходимо превратить в ресурс развития.

Тем самым южно-сибирский регион с его рядом городов может стать одним из опорных регионов, несущих на себе каркас развития страны. Этот кластер может стать центром инновационной инфраструктуры, в котором развиваются как раз новые городские среды – инновационные, торговые, образовательные, которые стимулируют приток главного ресурса – человеческого и помогают капитализировать этот регион и его города.

 

                                            

                                                                                

 


 

3.5. Стратегия развития и городская политика. 

Самого по себе пространственного планирования недостаточно. Необходимы сдвиги от тактики и пространственного планирования к стратегическому управлению и большим проектам.

Дело не просто в том, что генплан – это устаревший подход в рамках соцгорода. Даже если мы говорим о пространственном развитии, о развитии среды, но эта работа должна осуществляться на новых принципах стратегирования, открытости, партнерства, привлечении граждан к управлению и проч.

Необходима поддержка и упор на частных инициативах и предпринимательстве как новый способ жизнедеятельности города вообще. Город – это городские сообщества, а не просто некое функциональное пространство.

Необходима мобилизация различных ресурсов в области программирования, проектирования городского развития, новых подходов в бюджетирования города.

В развитых странах в крупных и малых городах такая стратегия и политика так и называется – Strategic Urban Planning, то есть процесс, в котором развитие городской среды осуществляется через согласование интересов, партнерство различных ключевых игроков и через это осуществляется институциональное и инфраструктурное развитие города.  

Тем самым мы упираемся не просто в новую концепцию города как объекта. Можно много рисовать концептов города, его моделей и проч. Но сам концепт мирового города – это прежде всего новая городская политика, пучок городских политик, построенных на новых принципах хорошего управления и воплощение этого в новых городских социальных стандартах.

Эти стандарты должны воплощаться и рассматриваться с точки зрения:

- мобильности населения (социальной, пространственной, профессиональной, жилищной)

- доступности услуг

- разнообразия услуг

- концентрации услуг

Принципы хорошего управления и субсидиарности – не просто дань моде. Это происходит и должно происходить не только на уровне передачи ответственности от федеральной власти – к субъекту РФ и далее от субъекта к муниципалитету. Речь идет о том, что большим городом местная власть не в состоянии управлять.

Инвестиции пойдут только в эффективные территории, которые эффективно управляются. Эта эффективность без перехода на принципы хорошего управления не возможна. Инвестиции на кладбище не придут.

Хорошее городское управление есть процесс мобилизации и организации ресурсов (человеческих прежде всего), чтобы их более эффективно использовать, включить в качестве субъектов управления и тем самым капитализировать ЧР и саму территорию во имя улучшении качества городской жизни.

 

Тем самым разработка концепции пространственного развития города необходимым образом предполагает разработку концепта мирового города, построенного на указанных выше принципах мобильности, социальной солидарности, партнерства, хорошего управления.

Это воплощается в необходимость разработки пакета городских политик:

Городской образовательной политики, построенной на интеграции лучших образовательных ресурсов и направленности образования на экспорт образования.

Городской экономической политики, превращающей город в передовой сервисный центр мирового уровня, предполагающей диверсификацию производства, развитие бизнес среды, формирование условий для развития предпринимательства.

Городской транспортной политики (скоростные дороги, автобаны).

Городской социальной политики, построенной на стратегии социального развития, поддержке и развитии социальных инициатив, институтов гражданского общества, социальной солидарности и ответственности.

Нам важно понять не то, что такое город и город ли Новосибирск. Не каким бывает город, не строить идеальные типы и типологии сами по себе. Нам важно понять свою собственную городскую реальность, живую реальность города, жизнь конкретных городских групп и сообществ и как управлять этой гетерогенной городской жизнью, как управлять жизнью сообща, управлять этим разнообразием.

Не надо в этой связи спорить, город или не город Новосибирск и что в нем городского. Это некое разорванное, пестрое, фрагментарное пространство.

Одновременно в этом пространстве скрыты разные потенциалы роста, разные сценарии развития. Эти сценарии могут быть активизированы в зависимости от того, как договорятся городские элиты и сообщества, в какую сторону будут идти городские политики. Главное – то, что город будет тем, кто и как самоорганизует его, какие пути начнут выстраивать городские элиты и сообщества.  

Также не надо спешит рисовать на карте, искать привязки к территории. Надо договариваться о правилах игры, о нормах городской жизни в новых условиях.  Для мирового города нужны не генпланы, а стратегии и городские политики, проекты и программы развития.

Невозможно знать заранее, как развивать городскую среду. В мировом городе нет необходимости заранее определить искусственно, что и где будет стоять на городской территории. Мы не знаем, что будет завтра и кто придет в качестве стратегических инвесторов. Но пространство возможностей для человек в мировом городе надо создавать.

В этом плане сам Новосибирск должен стать сетью узлов, как и сам должен стать узлом в мировой сети. Он сам внутри себя должен стать морфологией узлов, пространством возможностей и ресурсов.

С учетом положенной рамки мирового города, сценариев развития и целей экспертизы последняя должна проводиться как разработка ответов на следующие вопросы:

- каковы точки роста города, вокруг каких групп людей и проектов развития?

- какова должна быть внутренняя инфраструктура города для реализации этих точек роста?

- как возможно подключаться и подвязываться к мировой инфраструктуре развития, выступая в качестве узла мировой сети городов, узла каркаса городов?

- как предполагается выстраивание в целом градостроительной политики как политики согласований, соглашений, договоренностей между интересами различных групп населения?

 

3.6. Последствия для пространственного развития концепции мирового города

3.6.1. Последствия реализации концепта мирового города.

Главной проблемой и целью является капитализация территории города. Последнее осуществляется за счет различных проектов и программ, увеличивающих стоимость земли, транспортных коммуникаций, недвижимости на городской территории, за счет чего город получает новые доходы.

В этом плане задача на пространственное развитие здесь заключается в том, чтобы обозначить на карте городе точки роста, пространства и территории, на которых можно отрабатывать эти новые проекты и программы капитализации городской земли. 

 

3.6.2. Последствия реализации урбанизированного кластера

Если учитывать стратегию на развитие урбанизированного кластера и специализацию городов внутри его, то по вертикали и горизонтали кластера должны располагаться предприятия в зависимости от того региона, с которым идет сотрудничество. Если идет сотрудничество новосибирского предприятия с Барнаулом, то его следует располагать ближе к южной оси, если с Омском – то ближе к восточной оси. Это влияет на пространственное расположение экономических зон, на развитие и складывание новой инфраструктуры этого кластера. 

3.6.3. Последствия реализации принципов хорошего управления

При реализации принципов хорошего управления формируются те правила игры, те прозрачные нормы, которые учитываются всеми членами стратегического партнерства – власти, бизнеса и общества. В таком случае при договоренности об этих правила, при условии наличия экспертиз и тендеров понятным становится- кому и на каких условиях передать тот или иной участок земли, тот или иной заброшенный пустырь и заброшенные цеха завода.

Нужен не сам по себе генплан, а стратегия и политика. То есть управление процессами по созданию условий, способствующих капитализации территории, увеличению ее привлекательности и конкурентоспособности.

 

Таким образом, пафос концепции пространственного развития заключается в следующем:

Необходимо формирование таких правил и норм городской жизни, при которых на территории города размещаются производства, бизнесы и сервисы, которые увеличивают привлекательность и конкурентоспособность территории. Это в свою очередь капитализирует территорию, ибо привлекает людей и капиталы.

 

Далее данный концепт должен быть развит в виде набора городских политик и конкретных программ развития городской среды – образовательной, культурной, инфраструктурной, транспортной, социальной.

Данные политики и программы будут предполагать конкретные показатели и критерии, определяющие весь спектр направлений пространственного развития.

 

4. ПРИМЕРЫ ПРОРЫВНЫХ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ПО ПЕРЕВОДУ НОВОСИБИРСКА В МОДЕЛЬ МИРОВОГО ГОРОДА

 

4.1. Земля и дороги – главный ресурс капитализации города

Земля – основной капитал любого крупного города. В психологии наших соотечественников сохранились пережитки советского времени, характерные не только для Новосибирска, но и для всех городов России, когда земля ничего не стоила. Но для многих городов развитых стран обычной стала ситуация, когда земля стоит дороже, чем почти любое здание, построенное на этой земле. С отношением к городской земле как к бесплатному ресурсу должно быть покончено.

Площадь города Новосибирска составляет 50021 га. Право собственности оформлено на участки, занимающие 13792 га, то есть всего лишь на 27,57% городской земли. В условиях правовой неопределенности, чересполосицы собственников городской земли политика в отношении застройщиков оборачивается чрезмерной платой, причем поборы идут не только деньгами, но и квартирами, и принудительным участием в строительстве теплотрасс, электроподстанций, зачастую, вдали от строительной площадки.

Во всем мире городская земля является главным ресурсом городов, ресурсом более важным, чем налоговые поступления в муниципальные бюджеты. При существующей системе управления городом земельные отношения вписаны в структуру, занятую регулированием потребительского рынка. Тем самым земельные отношения привязаны исключительно к выдаче разрешений на выделение земельных участков

Поясним принципиальную связь между стратегией землепользования и развитием городской транспортной сети. Применительно к Новосибирску землепользование тесно связано с существующей сетью станций метро. Зонирование по критерию транспортной доступности сводится к выделению трех зон: первая – центр, вторая – рядом со станцией метро (расстояние от станции метро примерно до двух остановок наземного общественного транспорта), третья – средняя удаленность (до 20 минут на наземном общественном транспорте), четвертая – окраина. Разница цен на квартиры между тремя зонами должно служить одним из условий, определяющих как политику землепользования, так и стратегию развития общественного транспорта.

Разница в ценах между квартирами второй и третьей зон составляет по нашим оценкам 20 %. Если будет построена новая станция метро, то стоимость квартир в домах вокруг нее повысится примерно на пятую часть. При средней цене на вторичном рынке Новосибирска в то время это дает прирост стоимости квадратного метра примерно на 4000 рублей. При средней площади одного многоквартирного дома 4000 кв м это дает прирост стоимости квартир в одном доме 16 млн рублей. Кроме того, часть домов переходит в зону средней удаленности, что дает дополнительный прирост стоимости жилого фонда Новосибирска.

 

4.1.1. Пример. Станция метро «Площадь Станиславского»

По нашим расчетам, например, совокупное повышение стоимости жилья (только жилья, а ведь есть еще и коммерческая недвижимость) в случае ввода в строй станции метро «Площадь Станиславского» равнялось примерно 80% инвестиций, необходимых для ее строительства.

Кому достается прирост стоимости недвижимости? При нынешней постановке стратегических задач развития города совершенно безразлично, кому он достанется. Из-за расчлененности системы городского управления выгоды (или убытки), которые получаются в другом секторе городского хозяйства, не существуют для сектора, который породил эти выгоды или убытки. Расчлененность, несистемность формирует затратный механизм муниципального управления.

 Что возможно сделать с приростом стоимости жилья при строительстве новой станции метро? Ситуация не так безнадежна, как она выглядит с первого взгляда. Прежде всего, разрешения на все новостройки должны определяться в связи с перспективами перехода нового дома  из зоны средней удаленности в зону рядом с метро (из третьей – во вторую). Фактически при строительстве станции метро городской и федеральный бюджеты выступают соинвесторами в строительство жилья. Во-вторых, может быть проработан вопрос возмездного предоставления прав агентствам недвижимости, работающим в данной зоне города. В-третьих, возможно формирование муниципального фонда социального жилья в зоне подорожания квартир с последующим разменом этого фонда на большее количество квартир. Варианты могут быть разные, но любой из них должно предварять понимание, что город никому не делает бесплатных подарков, что доверенная ему земля и другие ресурсы города

 

4.2. Городской транспорт

В 2005 году предполагается направить на капитальное строительство объектов мэрии за счет всех источников финансирования 678,8 млн. руб., в том числе: средств бюджета города – 463,8 млн. руб., средств областного бюджета – 93,5 млн. руб., прочих источников – 121,5 млн. руб. А всего лишь 42 дома дадут прирост стоимости по 16 млн руб за один дом. 672 млн руб. А каждая станция метро переводит в в более дорогую зону жилья 400-500 многоквартирных домов, то есть в 10 раз больше.

Новосибирск окружен городами и поселками-спутниками. Длительное разбирательство с включением в город поселка Пашино продемонстрировало, что городская власть не имеет собственной стратегии на этот счет. На очереди Кольцово и Краснообск. По этим двум наукоградам должно быть принято решение по сохранению за ними того же статуса. Этот прецедент потом мог бы быть использован для получения статуса наукограда Академгородком, это лучше, чем какой-либо иной вариант. В особенности  Если взглянуть на карту, то Новосибирск выглядит как большая запятая, вытянутая вдоль Оби. В центре его расположен другой населенный пункт, называемый Краснообск. Это нелепо с позиций градостроительной перспективы.

Может быть рассмотрен также вопрос перспективного включения в Новосибирск Бердска и Колывани. Нужно к этому готовиться, это должно стать одним из последовательных стратегических принципов развития. Как стратегическая задача эти проблемы должны обсуждаться уже сейчас, исходя из этого должна развиваться инфраструктура города.

Как и в любом деле, в территориальной экспансии города возможны перегибы. Но существенно более важной проблемой является отказ городской власти от ориентации на экономию собственных усилий. Когда развернулась дискуссия вокруг Пашино – включать или не включать поселок в городскую черту, то всем было откровенно продемонстрировано нежелание городских властей брать на себя дополнительные заботы. Этот отрицательный штрих в деятельности органа местного самоуправления нужно закрывать. Многое можно было изменить даже декларациями о том, что мэрия с удовольствием будет отягощать себя заботами о вновь присоединяемых к городу населенных пунктах. Нельзя выставлять напоказ свои недостатки, это снижает привлекательность города. Экспансия города на свои спутники представляется нужной для понимания горожанами силы городской власти, направленности ее действий на будущее.

Территориальная экспансия увеличивает роль транспорта и дорог. Наш город занимает территорию, равную территории Санкт-Петербурга. Общая протяженность городских дорог составляет чуть менее 1400 километров. Правда, дорог с твердым покрытием (и это не обязательно асфальт) в Новосибирске всего 985 км. То есть почти 30% улиц города можно назвать дорогами сельской местности.

Главный принцип стратегии в этом отношении очевиден. Новосибирский городской транспорт должен быть дешевым для жителей города. Этот принцип должен быть положен в основу стратегии развития Новосибирска как базовый. Задача понижения стоимости проезда по городу  приведет к параллельному разрешению комплекса внутригородских проблем:

¨    облегчится обеспечение предприятий высококвалифицированной рабочей силой;

¨    повысится цена городской земли;

¨    сократятся потери от перевозок льготников;

¨    активизируется застройка периферийных районов города;

¨    в центре улучшится экологическая обстановка и частота транспортных «пробок».

Это – лишь наиболее очевидные последствия. Поэтому приятая городской исполнительной властью близорукая стратегия на увеличение транспортных тарифов вследствие увеличения затрат должна быть круто изменена. Затраты на перевозку должны изменяться не только в соответствии с требованиями рынка транспортных услуг, но и в рамках стратегии развития города.

При поездках на работу новосибирцы преодолевают десятки километров ежедневно. Житель города, проживающий в районе ОбьГЭС и работающий в центре должен тратить на дорогу 37 рублей в рабочий день (15 рублей утром на маршрутку, 16 рублей на метро туда-обратно и 6 рублей на автобусе в целях экономии вечером). При 20 рабочих днях в неделю это даст 740 рублей в месяц, что составляет примерно 20% заработка. Конечно, ОбьГЭС район удаленный. Но именно на окраинах строились спальные районы, где и проживает сейчас большинство новосибирцев трудоспособного возраста.

Слабые темпы развития промышленности в городе во многом связан с недостаточной мобильностью рабочей силы. В то же время пассажиропотоки в Новосибирске складываются стихийно. Отдав на откуп частным перевозчикам значительную часть транспортных услуг, городские власти фактически отказались не только от оперативного регулирования транспортных потоков, но и от их стратегического планирования.

Нынешнее направление развития городского транспорта уводит Новосибирск в категорию азиатских городов, когда каждый житель города тратит на поездки значительную часть своего бюджета, город загазован, содержание муниципального транспорта и предоставление льгот оказываются невозможными для городского бюджета. Новосибирск по пассажирскому транспорту сейчас полностью подражает Пном-Пеню, Маниле или Бангкоку. Тот же упор на частный извоз микроавтобусами, те же пробки на дорогах. Но отличие в том, что гараж в странах Юго-Восточной Азии либо вообще отсутствует, либо это – навес от дождя. Для Сибири гараж даже для легкового автомобиля – это сооружение, равное по стоимости однокомнатной квартире.

 

4.2.1. Городская железная дорога.

По всему миру общественный (то есть муниципальный) городской транспорт убыточен, везде в крупных городах пробки на улицах и нечем дышать от выхлопных газов. Везде думают, что делать, и принимают решения, соответствующие собственному пониманию. Магистральным в решении проблемы муниципального транспорта видится выход, подсказываемый мировой практикой. Он состоит в развертывании рельсового транспорта. В Европе и США – бум городского рельсового транспорта. Помимо трамваев и метро по крупным городам стали бегать самые настоящие пригородные электрички.

Хотя средняя скорость движения по рельсам невысока, особенно в городской черте, фактическая доставка пассажиров оказывается более быстрой. Продолжительность поездок сокращается скорее из-за гарантированности моментов отправления и прибытия транспортного средства.

Удешевление поездок при переходе с автомобильного транспорта находится в пределах от двух до двух с половиной раз. Это – себестоимость. По сопоставлениям, скажем поездок из Новосибирска до Барабинска, они обходятся железнодорожным перевозчикам дешевле в 2,2 раза, чем владельцам автобусов на том же маршруте. Давайте посчитаем, насколько станет дешевле доехать, скажем, от Западного поселка, где рядом нет работы, до Калининского района, где еще можно найти работу квалифицированному токарю или фрезеровщику. Сейчас это в одну сторону: 6 руб. на автобус, 8 руб. на метро и 5 руб. на трамвай. То есть туда и обратно 38 рублей в рабочий день, при 20 рабочих днях в месяц – более 760 рублей из месячной зарплаты. В пути – около часа. Теперь, в самом начале развития городской железной дороги для сквозной электрички Новосибирск-Западный – Новосибирск-Восточный  появилась остановка у метро «Гагаринская». Теперь он тратит на поездку в один конец 11 рублей (5 руб. на электричку и 6 руб. на автобус) или 440 рублей в месяц. Кроме ежедневной экономии почти часа времени в пути, человек получает дополнительно 220 рублей в месяц.

Проблема многих городов мира состоит в том, что периодически там возникают периоды дефицита рабочей силы. Основной способ выхода из этого периода – улучшение транспортной обстановки в городе. Транспорт должен становиться дешевым и быстрым, тогда увеличиваются возможности доехать от жилья до места работы или, как говорят социологи, увеличивается внутригородская мобильность рабочей силы. Вследствие этого появляются возможности привлечения новых кадров из отдаленных районов

После падения объемов промышленного производства главный источник загрязнений воздуха в городах – автомобильный транспорт. Сибирские города еще не дошли до той степени загрязнения, чтобы постовые брали с собой баллоны с кислородом, а пешеходы надевали респираторы. Но все к этому идет. А если учитывать особенности сибирского климата, то ядовитый смог при морозной безветренной погоде достанет вскоре и не только экологов.

До 1998 года автомобили выбрасывали в воздух Новосибирска примерно 30 тонн свинца. Это означает, что 9 грамм свинца доставались каждому жителю Новосибирска каждые пять с половиной месяцев. Положение с загрязнением свинцом существенно улучшилось три года назад после запрета использовать на заправках этилированный бензин.  Но речь идет не о граммах, а о тоннах. Если считать, что автотранспорт города выбрасывает в год не менее 200 тысяч тонн вредных веществ (а эта оценка даже чуть занижена), то получается где-то по 133 килограмма в год, по два с половиной килограмма в неделю или по 365 грамм ежедневно. Иными словами, сколько хлеба съедаем, столько и вредных выбросов от автотранспорта. Речь ведь идет о твердом веществе. Если считать действительное загрязнение воздуха в кубометрах, то окажется, что каждый житель Новосибирска ходит в оболочке из отравленного воздуха

В столице Сибири внимание к традиционному электрическому транспорту – трамваям и троллейбусам ослаблено давно. За десятилетие Новосибирск с населением в полтора миллиона купил всего один трамвай. Незадолго перед этим единое трамвайное движение в городе было разделено на правобережное и левобережное. Тогда, как и сейчас, был сделан политический выбор: трамвай или мост. Заброшенные трамвайные рельсы до сих пор ограничивают проезжую часть на улице Котовского. Вообще, с автомобильным транспортом у властей хлопот меньше. Точнее говоря эти хлопоты размазаны по многочисленным ямочным ремонтам и формируют ежегодную деловую суету. Нужно признать, что резкое улучшение экологической обстановки в результате внедрения электрического рельсового транспорта частично нивелируется повышением шумов. Над эти сейчас интенсивно работают по всему миру.

Использование бросового ресурса - железнодорожных путей в черте города. Как правило, ни в нашей стране, ни на Западе не находится средств для того, чтобы убрать подъездные пути к предприятиям даже в том случае, если предприятия не работают. И дело даже не в средствах, в любой системе законодательства предельно сложно решать проблемы собственности. Здесь перемешаны вопросы земельного, муниципального и частного права. При нормативной неразберихе достаточно сложно изменить статус неиспользуемого железнодорожного пути.

В результате появления внутригородского железнодорожного строительства повышается стоимость городских земель. Создание внутригородского железнодорожного транспорта обещает быть золотым дном для ряда отраслей промышленности, прежде всего, тех городов, в которых в советское время был развит ВПК. Заказы для городских предприятий электротехнической промышленности могут (по Новосибирску вырасти вчетверо). Будут созданы новые рабочие места для разработчиков и конструкторов. Ведь на городских железных дорогах по всему миру идет интенсивная замена тяжелого подвижного состава на легкий, из алюминия и пластиков. Современные электропоезда возят, в основном, сами себя. При средней загрузке вагона суммарный вес пассажиров меньше веса вагона.

Несколько предприятий и КБ Новосибирска ранее относились к подотрасли транспортного электромашиностроения. В случае строительства городской железной дороги им обеспечены большие заказы. Другие (гражданские) заказы достанутся и предприятиям «оборонки». Совершенствование подвижного состава, автоматики, контактных сетей, подвесок, диспетчерских служб фактически оказывается бесконечным направлением деятельности. Появляется новая точка соприкосновения с техническим прогрессом, который идет за рубежом, надежды на кооперацию с иностранными фирмами.

Судя по зарубежным программам внедрения городского рельсового транспорта, российские города безнадежно отстали и никогда не догонят ни города Германии, ни города США. Причин этому много, но главная причина, на наш взгляд, косность системы управления. В Москве в этом году будет сдана в эксплуатацию первая трасса городской железной дороги от Кутузовского проспекта до Ленинского. Это принципиально изменит транспортную карту российской столицы. Одновременно Москва начинает завоевание важной рыночной ниши: оборудования и подвижного состава. С довоенных времен известны немецкие автобаны и участки метро на высоких насыпях в городах США. Нынешняя волна подъема рельсового транспорта в городах впечатляет новыми, ранее не виданными техническими решениями. В Германии, например, популярностью пользуется простейший вариант: трамвай лишают его родных колес, ставят на железнодорожные тележки, железным фартуком для красоты прикрывают получившуюся внизу несуразицу – и в путь. Более тонкое решение проблемы связано с разработкой принципиально нового подвижного состава. Занимаются этим фирмы, которые до того проектировали и производили трамваи и поезда метро. Пожалуй, самой известной из них считается французская фирма «Бомбардье». Наиболее завершенное технологическое решение – строительство Лондонской городской железной дороги.

В связи с приватизацией и неудачной конкуренцией в столице Великобритании остановились верфи (доки). И рядом с ними уже был построен огромный «спальный» район, называемый Докленд. Примерно как в Новосибирске Западный поселок, или Снегири, или Затулинка. Борьбу с безработицей столичные городские власти видели не в том, чтобы выбивать бюджетные деньги на пособия по безработице. Они стали заниматься расширением возможностей тех, кто живет в Докленде и остался без работы, добираться ежедневно до других промышленных предприятий города. И решением стала городская железная дорога – шесть параллельных железнодорожных путей, туннель под Темзой, совершеннейшая автоматика. В часы пик поезда отправляются чаще, чем через минуту. Докленд предельно приблизился к центру города.

По другому пути пошел Париж, ориентируясь на единое транспортное сообщение объединяющее метро и наземный рельсовый транспорт. Для пассажира это выглядит так. Поезд метро дошел до конечной станции метро, из головного вагона выходит машинист и его место занимает машинист, имеющий право водить поезда по железной дороге. Но за этой процедурой стоит огромная предварительная работа. Представьте себе, что нужно сделать, чтобы поезд новосибирского метро, пройдя метромост, пошел направо в Академгородок или Бердск.

Городской рельсовый транспорт рассматривается и как средство уменьшения зависимости мировой экономики от поставок нефти и нефтепродуктов. Для России это предоставляет дополнительные возможности увеличения экспорта энергоносителей. Транспорт, использующий двигатели внутреннего сгорания (в мире более 400 млн. автомобилей), потребляет более 60% производимых в мире нефтепродуктов.[2] И примерно 80% от этой величины – затраты автомобильного топлива на внутригородские перевозки. Следовательно, почти половина добываемой нефти предназначена для того, чтобы перевезти пассажиров и грузы внутри городов. Развитие рельсового транспорта позволяет решать проблему транспортных потоков в городах за счет менее дефицитных энергоресурсов.

Интересы частных перевозчиков будут мало затронуты формированием полноценного внутригородского рельсового транспорта. Более того, в чем-то совпадают эти интересы городских железнодорожников и владельцев маршрутных такси и частных автобусов. Прежде всего, рельсовый транспорт отнимет у частных перевозчиков только длинные маршруты, которые, чаще всего, находятся на пределе окупаемости. Сокращение длин маршрутов позволит повысить рентабельность работы частных транспортных средств за счет увеличения количества рейсов даже в том случае, если придется снизить тарифы.

Предприниматели, которые уже освоили городские автомаршруты вполне могут начать инвестировать средства в рельсовый транспорт, это более солидно, чем несколько Газелей, которые приносят небольшой доход со сроком окупаемости более года. Но самое главное совпадение интересов состоит в том, что задача и тех, и других одинакова – сделать так, чтобы люди больше ездили, чтобы они считали возможным работать вдали от дома, в праздники ездить в центр, а не сидеть на лавочке во дворе. Ведь за последние десять лет подвижность населения внутри городов России снизилась практически втрое, несмотря на бесплатный проезд для пенсионеров. Поэтому задача, которую решает городская железная дорога едина для частного бизнеса, который функционирует во внутригородском транспорте.

Свод эффектов, получаемых от ввода городской железной дороги в Новосибирске

1. Сокращение продолжительности поездок

2. Удешевление поездок

3. Резкое улучшение экологической обстановки

4. Повышение ценности городских земель

5. Использование бросового ресурса - железнодорожных путей в черте города

6. Единое транспортное сообщение метро-наземный транспорт, приоритеты перед федеральным бюджетом

7. Заказы для городских предприятий электротехнической промышленности

8. Создание новых рабочих мест для ОКР

9. Лидерство среди сибирских городов, завоевание важной рыночной ниши

10. Повышение престижа города

Перевод части внутригородских перевозок на рельсы означает существенную экономию муниципального бюджета. Общественный транспорт становится самоокупаемым, появятся (пусть небольшие) возможности для технического перевооружения автобусного, троллейбусного и трамвайного парков.

 

4.3. Территориальное развитие

Территория города Новосибирска делится на территориальные зоны и подзоны, в пределах которых действует градостроительный регламент в виде совокупности параметров и видов использования земельных участков и иных объектов недвижимости, а также допустимых изменений объектов недвижимости.

Очевидно, что зонирование города – не есть элемент стратегии развития. Но оно является существенным элементом ее подготовки. Представляется неверным просто соглашаться с сохранением этих зон, тогда как при существующем подходе полагается, что регламент касается именно зон уже существующих.

Такой подход фактически предлагает продолжить в облегченном варианте идеологию «точечной застройки», закрепляет результаты стихийного развития города как приложения к крупным промышленным предприятиям. Мы видим, что Новосибирск в настоящее время по факту разделен на территориальные клочки, которые делают карту города лоскутным одеялом. Их этих лоскутов нельзя сложить никакой градостроительной политики.

С другой стороны, нереальна и полная ломка сложившегося зонирования и реализация некоторой идеальной градостроительной концепции. Поэтому, в качестве компромисса, мы предлагаем проработать варианты укрупнения существующих зон. Такое укрупнение может быть первоначально проведено в режиме виртуального развития города, некоторой будущей гипотетической истории его на ближайшие 20-30 лет.

Поскольку главным городским ресурсом являются земля и дороги, поэтому привлекательность города должна повышаться по линии укрупнения селитебных зон, территориального расширения Новосибирска, вынесения промышленных зон за пределы города.

 

4.3.1. Оловокомбинат

Рассмотрим конкретный пример с Оловокомбинатом, наличие которого резко понижает стоимость городской земли в юго-восточной части Кировского района. В настоящее время на этом предприятии занято 400 человек, он заведомо не является градообразующим. Закрытие комбината и занятой случайными арендаторами мебельной фабрики №3 превратит Северо-Чемской жилмассив в один из чистейших районов города, откроет возможность развития строительства мощного делового центра левобережья на ранее занятой территории, формирования новых жилых массивов, вплоть до соединения Новосибирска с Краснообском.

Никто не говорит о том, что нужно экспроприировать собственность у владельцев мебельной фабрики и оловокомбината. Но нужно понимать, что прирост стоимости земли в результате их закрытия многократно превзойдет стоимость самих предприятий.

Выше мы подробно разбирали (на примере будущей станции метро «Площадь Станиславского) как строительство нового транспортного пути приводит к повышению стоимости жилья. От метро этот принцип следует распространить на внутригородские транспортные пути, а от жилья – на другие объекты недвижимости и земельные участки..

Так прокладка рельсового транспортного пути от Новосибирска–Западного до железнодорожного перехода через Обь на острове Кораблик, или аналогичной автомагистрали позволит резко повысить стоимость земельных участков вдоль новой дороги. Мы предлагаем активно рассчитывать, проектировать и реализовывать программу укрупнения функциональных зон города, полагая, что в процессе такого укрупнения постепенно выкристаллизуется генеральный план развития Новосибирска. В этом случае он будет не доктриной, не набором запретов, а руководством к действию..  

Новосибирск находится на стыке европейской и азиатской культур. Невозможно избежать смешения этих культур в облике города. Но от принятой стратегии развития зависит, на что он будет больше похож – на спокойный город Северной Европы с чистыми улицами и дворами, с прозрачной системой управления, с высокой культурой горожан, либо на бурный азиатский мегаполис типа Бангкока, с дорожными пробками, грязью, коррупцией и неграмотным населением.

 

4.4. Демографическая политика

До сих пор основой для принятия решений является демографическая статистика, построенная как статистика отдельных физических лиц. Эта статистика не может быть состыкована со статистикой доходов, в которой единицей счета является семья. В равной мере эта статистика не может быть использована при разработке жилищной программы. Из-за этого противоречия в основном и невозможно придти к практически реализуемым положениям стратегического плана развития города.

До сих пор все процедуры управления городом ориентируются на индивидуальную демографическую статистику, как будто все новосибирцы одиноки, доходы каждого не поступают в семейную кассу, а расходуются каждым индивидуально. В нашей стране предпринималось несколько попыток перейти от индивидуальной демографической статистики к статистике посемейной. В частности, активная деятельность велась в этом направлении в первые годы советской власти. Тогда, при переходе к полностью огосударствленной экономике стояла проблема централизованного распределения продовольственных пайков по классовому принципу. В настоящее время, при обратном движении к рыночной экономике встают те же самые проблемы. Экономика переходного периода имеет одни и те же характерные черты независимо от направления преобразований.

Пока не решена задача перехода к посемейной демографической статистике, любая программа поддержки неимущих будет давать сбои, поскольку не учитывается внутрисемейное перераспределение доходов. Оказание любой социальной помощи всегда наталкивается на проблему семейных связей. Есть простые варианты учета: помощь студенту, приехавшему в Новосибирск из села, следует вести, учитывая, что его семья в селе имеет невысокий доход. Но есть и более сложные ситуации. Например, дополнительная пенсия не учитывает, что у одной пенсионерки есть дети, которые оставляют ей всю пенсию на карманные расходы, а у другой – это единственный источник существования. Увеличение доли пенсионерок первого типа по сравнению с пенсионерками второго типа более важно, чем увеличение пенсий в среднем по городу. Для этого должны быть проведены специальные исследования, в сотрудничестве с органами государственной статистики.

В условиях прогрессирующего старения населения отношение к привлечению мигрантов может быть только положительным. Но приток  населения следует регулировать в пределах тех правовых возможностей, какие есть у городских властей. Нужно стимулировать приток тех мигрантов, в которых заинтересован город и строить преграды для тех, кого нежелательно бы видеть среди новосибирцев. Декларация такой позиции не означает призыва к нарушению законов.

 

4.5. Национальная политика

Ее следует декларировать как максимально открытую. Новосибирск уже давно многонациональный город, город многих конфессий. Чтобы решить демографическую проблему,  нужно сделать многое для того, чтобы человек любой национальности чувствовал себя в Новосибирске как на родине.

Национальные клубы, рестораны и фестивали, эти хорошие традиции следует развивать. Теперь в Новосибирске множество красивых православных храмов, две мечети. Но синагога прозябает в многоквартирном доме, и это недопустимо для огромного города. В городе нет буддийского храма, строительство дацана в Новосибирске значительно повысило бы туристическую привлекательность города. Требуется создать центры землячеств и общин, в полной мере легализовать их деятельность. Необходимо открыть консульства Казахстана, Таджикистана, Азербайджана, Армении и других государств – членов СНГ. Многонациональность Новосибирска должна пропагандироваться, должна стать неотъемлемым штрихом в портрете города.

В городе должны появиться национальные школы – для тех, кто желает обучать своих детей на родном языке. Необходимо организовать преподавание (частично) на таджикском и узбекском языках в одном из строительных лицеев Новосибирска. Для адаптации мигрантов необходима организация за счет городского бюджета вечерних курсов русского языка.

Вместе с тем, руководителям землячеств и общин следует указывать, что город будет препятствовать компактному расселению лиц одной национальности в каких-либо районах города. Такое обязательство будет гарантией поддержки городскими властями того или иного национального объединения. Город принципиально не будет допускать возможности появления чайна-таунов, гетто и новых цыганских поселков.  

Часть демографической проблемы – улучшение здоровья населения. В Новосибирске определяющую роль в этом играли и будут играть медицинские учреждения. Структура медицины унаследована городом с советских времен, за последнее время она не претерпела существенных изменений. Это – общероссийская беда.

 

4.6. Промышленная политика

Как выглядит промышленность Новосибирска со стороны?

Для этого не требуется полное описание всего, что производится в городе, перечисление предприятий всех отраслей. Лицо города – это два-три промышленных направления, которые должны стать известными во всем мире. Этих направлений не так много, и мы перечислим их в том порядке, в каком они время от времени обсуждаются: мельницы и дробилки, лазерная программа, производство запорной арматуры, горношахтное оборудование, минитрактора, производство столярных изделий и мебели.

Если мы не в состоянии удержаться на рынке как производители товаров, давайте удержимся на нем как производители оригинальных, неповторимых услуг и новых технологий. Если нельзя будет производить товары потому, что их никто покупать не будет, то давайте закрепимся на заранее избранных технологических операциях.

Мы предлагаем сосредоточиться на немногих направлениях, или даже одном из них (по выбору). Главная цель – не подъем промышленности, что не под силу муниципальным властям, а формирование индустриального лица Новосибирска как в России, так и в мире. После выбора двух-трех технологий все прочие направления развития промышленности должны быть исключены из сферы внимания  мэрии, должны существовать и развиваться самостоятельно, без постороннего вмешательства, за счет средств привлеченных инвесторов..

Специализация города должна быть утверждена на городском совете депутатов, но предварительно ее следует обсудить в среде научно-технической интеллигенции, предпринимателей и руководителей промышленных предприятий, получить экспертные заключения. Составленный в настоящее время документ, названный «Промышленной политикой Новосибирска» представляет собой сборник разрозненных мероприятий, не образующих единой системы.

Мэрия принципиально не должна заниматься направлениями развития промышленности, которые выходят за рамки отобранных проектов. Нужно отказаться от советского наследия тотального контроля всех сторон хозяйственной жизни. В условиях незначительной доли муниципальной и государственной собственности в сфере промышленности, нельзя стремиться к регулированию промышленности как к некоторой самоцели. Требуется выделение наиболее актуальных точек, которые важны для города, тогда как большей части горожан (городских семей) это может казаться и маловажным.

Нами разрабатывается концепция так называемого технологического трансфера, когда при вынужденном  или целенаправленном изменении отраслевой принадлежности предприятия сохраняются накопленные технологические навыки, знания, квалификация персонала. В этом плане наиболее проработана задача переноса  машиностроительной технологии в деревообработку. Но есть и другие программы, в частности, базальтовая, которой сейчас интенсивно занимается Департамент промышленности мэрии Новосибирска.

Технологический трансфер – единственный способ перехода к интенсивному освоению наукоемких технологий новосибирской разработки.. В случае сохранения прежней структуры промышленности научные разработки новосибирских ученых, которые в крайне незначительной степени связаны с машиностроением и металлургией, будут уходить на сторону. А если согласовать направления технологического трансфера со сложившимися направлениями научных исследований, то это будет действительным прорывом новосибирской промышленности к современному уровню НТП.

 

4.7. Энергетическая политика

Магистральной линией развития энергетики в городе должно стать последовательное порождение конкурентов «Новосибирскэнерго» и формирование реального внутригородского рынка электрической и тепловой энергии. Речь, разумеется, идет об организованном рынке, работающем по строго установленным правилам, когда конкуренты встречаются и торгуют под надзором местных органов власти.

    Базой для новой городской энергетической организации должна стать малая энергетика. На основании антимонопольного законодательства ей должно быть передано право электро и теплоснабжения по Первомайскому району Новосибирска, по части Советского, Кировского и Калининского районов, по поселку Пашино. Действия городской власти в данном направлении должны быть решительны, поскольку вопрос ликвидации монополии Каждый день деятельности городских властей должен заканчиваться отчетом перед жителями города: что сегодня сделано для того, чтобы гарантированно защитить их от монополиста.

Городская программа теплосбережения должна ориентироваться не на сбор дополнительных налогов, а на продажу прав реконструкции теплосетей с последующей передачей прав на торговлю сэкономленным теплом. То же касается и установки контрольно-измерительной и регулирующей аппаратуры, включая теплосчетчики и регуляторы тепла. Действующие самостоятельно частные фирмы, занимающиеся установкой регуляторов и датчиков в системах теплоснабжения, практически не получают поддержки со стороны муниципальных властей. А именно эти фирмы, а не крупные предприятия, должны поддерживаться городскими властями максимально. Поддержка крупного промышленного производства для муниципальной власти неподъемна, для этого нужны другие средства, инвестиции существенно большего масштаба. А вот поддержка малого бизнеса в сфере энергосбережения вполне под силу городскому бюджету.

По всему миру снова входит в моду местное производство электроэнергии для локального потребления. Этому есть несколько причин, одна из них - либерализация рынка электроэнергии. Около половины штатов США уже заставили свои энергетические монополии работать в конкурентной среде. Директива ЕС, вступившая в силу в 1999г., обязывает правительства стран-членов частично открыть оптовые рынки электроэнергии для международной конкуренции. Многие развивающиеся страны, от Индии до Аргентины, активно занялись дерегулированием и приватизацией энергетики. Малые электростанции предлагают новый экономичный путь. Когда себестоимость производимой ими электроэнергии более высока, это компенсируется меньшими потерями при передаче потребителю. Генерируемое станциями избыточное тепло может использоваться для обогрева зданий, а тепло от крупных удаленных от потребителя электростанций часто теряется. В результате местное производство электроэнергии вполне конкурентоспособно.

     Второй причиной для роста микроэнергетики является защита окружающей среды. Постоянно растущие ограничения на выбросы вредных веществ сделали непривлекательным строительство новых угольных ТЭС в развитых странах. США все еще получают более половины электроэнергии от угольных ТЭС, но только потому, что на многие станции старшего поколения новые стандарты пока не распространяются. В Европе экологическое законодательство еще более агрессивно, чем в Америке. Микроэлектростанции представляются вполне чистыми в экологическом плане, самые "худшие" из них работают на природном газе. В других используется водород и солнечная энергия.

Третьим фактором, значение которого все более возрастает, является спрос на надежное бесперебойное снабжение электроэнергией. Любые перебои в поставках электроэнергии должны приводит к возбуждению уголовных дел против конкретных должностных лиц. И все должны знать, что впредь до вынесения приговора эти должностные лица подпадают в Новосибирске под единственную меру пресечения – содержание под арестом. Это резко повысит привлекательность города по многим направлениям. И в каждом направлении буде лидировать одно и то же резюме: в городе есть хозяин, в городе есть защита от произвола.

     Сейчас повсеместно появляются новые дешевые технологии производства электроэнергии и тепловой энергии. В годы перестройки Институт теплофизики СОРАН установил несколько тепловых насосов, которые по эффективности резко превосходят распространенные средства теплоснабжения. Сейчас этот институт больше работает на Москву, чем на Новосибирск. Эта практика также должна быть прекращена.

Крупнейший прорыв совершается в области топливных элементов. Эти устройства являются перспективными кандидатами на замену двигателей внутреннего сгорания в автомобилях, но все больше изучаются для применения на электростанциях.

Наиболее значительный потенциал для развития микроэнергетики, возможно, связан с потребностями развивающихся стран, где население не имеет надежного доступа к электроэнергии. По оценке американской фирмы «Plug Power», одного из разработчиков технологии протонообменных мембран для топливных элементов, затраты на строительство или замену энергосистем в развивающихся странах составляют от тысячи до полутора тысяч долларов за киловатт установленной мощности. Это – пока очень высокие затраты для Новосибирска. Однако, идет интенсивная разработка схем финансирования «энергетики для бедных» в таких странах, как Монголия и Индия. Международные и национальные компании стараются решить вопросы понижения стоимости тепловой и электрической энергии, привлекая самые современные материалы и технологии. Соответствующие заделы имеются и у новосибирских ученых.

Программа поддержки малой энергетики должна быть не просто продекларирована, но и представлена в форме конкретных мероприятий. В частности, должны быть сняты всяческие ограничения на установку малых электростанций и котельных, работающих на газе, одобрено понижение налогов на предприятия, понижающих потребление электрической и тепловой энергии у монополиста. Наконец, должна быть пресечена практика заключения договоров на условиях «Новосибирскэнерго». Следует создать городскую ассоциацию потребителей энергии, которая бы объединила не только промышленные предприятия и прочие коммерческие организации, но и ТОСы. Эта ассоциация должна диктовать свои условия монополисту, поскольку в сложившихся условиях против монополии можно бороться только контрмонополией. Свои условия энергетикам должен выдвигать и Горводоканал в рамках единой городской  контрмонопольной программы.

 

КОНЦЕПЦИЯ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ Г. НОВОСИБИРСКА

КОНСПЕКТ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

 

Пространственное развитие и стратегическое планирование.

Понятие «пространственное развитие» утвердилось в западном менеджменте уже к началу 70-х годов ХХ в. Но оно стало употребляться излишне расширительно. И не может быть буквально переведено на русский язык. Spatial Development является составной частью более общей практики управления, связанной со стратегическим планированием (Strategic Planning).

В свою очередь стратегическое планирование является в настоящее время необходимой практикой управления большими целостностями, такими, как страна, регион, крупный город.

При всей разнице опыта управления базовый смысл стратегического планирования все равно должен быть сохранен в российской практике управления. Он заключается в следующем:

- объектом управления является не готовая территория, не готовая целостность, объект управления вырезается на территории теми субъектами управления, которые осуществляют управленческое воздействие,

- рамка стратегического предполагает дальнюю перспективу и необходимые практики аналитики, прогнозирования,

- в этой связи необходимы такие институты управления, как прогнозирование, проектирование, мониторинг развития,

- в практике стратегического планирования участвуют все стейкхолдеры, живущие на данной территории, которая вырезается как объект управления.

- необходимой частью стратегического планирования становится так конкретная территория, жителями которой являются сами субъекты управления.

В этой связи управление пространственным развитием является составной частью стратегического планирования. 

Как сказано в докладе ЦСИ ПФО «Россия. Пространственное развитие», «относительно недавнее понятие «пространственное развитие» оказалось сразу же прочно привязано к содержанию «стратегического планирования» через инструментальное понятие «пространственное планирование». Было наконец осознано, что всякое стратегическое планирование (соответственно, аналитика и прогнозирование) осуществляется в пространственных координатах — непосредственно или опосредованно, через юридические или финансовые институты. Более того, практически повсеместно в мире было осознано, что стратегическое планирование, стратегическое мышление в целом невозможно вне пространственных координат действия».[3]

Опыт разработки и реализации концепции пространственного развития и внедрения проектно-программного подхода в ПФО показывает, что только за счет мобилизации интеллектуальных ресурсов, координации и партнерства власти, бизнеса и активного населения дает эффект – прирост объема локального продукта на 5% на муниципальном уровне.

 

В то же время расчеты экспертов показывают, что только из-за неэффективной пространственной организации страны, нерационального расселения, распределения интеллектуального и трудового и экономического потенциала на территории страны страна теряет 2-3% ВВП ежегодно. На уровне крупного огорода эта цифра может меняться в сторону увеличения.

 

Далее под пространственным развитием мы будем иметь в виду такую организацию всего множества управленческих работ, которые своей целью имеют переоформление территории города с точки зрения превращения ее в объект капитализации за счет усиления привлекательности и конкурентоспособности территории.

Ниже следующее изложение представляет собой развернутый очерк предложений по осуществлению наших управленческих действий – что значит и как управлять пространственным развитием.

 

1. В обосновании ранее представленных материалов по концепции пространственного развития (Резюме) было показано, что пафос концепции пространственного развития заключается в следующем:

Необходимо формирование таких правил и норм городской жизни, при которых на территории города размещаются производства, бизнесы и сервисы, увеличивающие привлекательность и конкурентоспособность территории. Это в свою очередь капитализирует территорию, ибо привлекает людей и капиталы.

 

2. На языке пространственного развития сказанное означает, что необходимо создание таких зон и узлов развития на карте города, на которые привлекаются инвесторы, увеличивающие привлекательность этих мест и зон и за счет этого осуществляют узловую и точечную капитализацию территории. Необходимо осознано подойти к реально сложившейся ситуации на территории города и выделить уже оформившиеся узлы развития и точки роста. Данные узлы и точки роста необходимо превращать в локомотивы развития всего города. В этом плане объектами управления становится не вся территория города, на поддержание которой не хватает ресурсов, а конкретные точки и зоны.

 

3. Эти зоны и узлы развития разного масштаба должны быть пропорционально распределены на карте города с целью:

- преодоления дисбаланса и разрывов городского пространства

- учета расселения жителей города

- учета внутригородской мобильности

- учета интересов инвесторов и потоков капиталов, приходящих в город 

 

4. Среди городских зон должны быть выделены зоны развития, точнее инфраструктурные узлы развития, выполняющие роль каркасных несущих точек, на которых держится вся энергетика развития крупного города (инновационные парки, технопарки). Эти зоны выполняют роль инновационных зон, ревербераторов, то есть источников самостоятельной активности и внедрения новых идей и бизнесов, за счет них и через низ увеличивается пространство развития города в целом.  

 

5. Эти точки и зоны привлекательности должны быть пучками-наборами услуг по привлечению потребителей (физических и юридических лиц). Услуги должны описываться на языке социальных норм-стандартов жизни в мировом городе. То есть эти услуги должны соответствовать требованиям жизни в мировом городе. Эти нормы-стандарты фактически означают набор товаров и услуг.

 

6. Услуги и товары, предлагаемые для жизни в большом городе, необходимо учитывать и описывать, собирать из разных источников для составления паспортов всех объектов, особенно значимых для пространственного развития города, являющихся его локомотивами.

 

7. Введение в действие Закона об основах местного самоуправления с 2006 года потребует пересмотра привычного зонирования и деления города на административные районы. Необходимо будет учитывать реально сложившие зоны и узлы развития в городе и прилегающей территории агломерации на расстоянии в пределах 100 км. Сложившиеся внутри города реальные зоны и узлы развития, микрорайоны не совпадают с административным делением города на 10 районов. Реальная практика управления требует переорганизации и переформатирования всей карты города.

 

8. На языке мониторинга процесса развития необходимо вводить определенные индикаторы, по которым можно судить о состоянии и степени развитости той или иной зоны города. На основании этих индикаторов составляются паспорта объектов управления. В Докладе ЦСИ ПФО предложены эмпирически выведенные индикаторы, такие, как, например: динамика количества зарегистрированных и перерегистрированных в ГАИ автомобилей, динамика количества зарегистрированных абонентов сетевых телефонных компаний, динамика цен на недвижимость различной категории на первичном и вторичном рынке, динамика соотношении доходов и расходов, динамика числа рабочих мест, динамика соотношения числа реально занятых к числу пенсионеров.

Также можно добавить такие индикаторы, как:  

- тип, концентрация и разнообразие услуг на конкретной территории

- социальный капитал объекта управления (предприятия, территории), то есть состав жителей, их занятость, внутригородская мобильность и т.д.

- структура и расселение групп населения, составляющих ядро социального интеллектуального капитала (студенты, бизнесмены-предприниматели, ученые, преподаватели, консультанты и эксперты и проч.)

 

9. На языке городской среды эти услуги и товары или стандарты городской жизни должны быть описаны как городские функции. 

 

10. Критериями богатства городской среды являются:

- полнота городских функций

- концентрация функций в узлах развития

- разнообразие городских функций

- уникальность городских функций

 

11. Каждый узел развития или выделенная зона городской территории представляет собой пучок таких функций, которые распределяются между всеми ключевыми стейкхолдерами: городской властью (координация, составление правил игры), бизнесом (бизнес-проекты, учасие в составлении правил игры) и организованным населением (спрос, потребности, участие в формулировании правил игры на конкретной территории).

 

12. На основании таких зон и узлов составляются функциональные карты города, карты развития городской среды.

 

13. Нет необходимости обозначать и заполнять всю территорию города и собирать все обилие эмпирического материала. Его трудно собирать по разным ведомства. Информация зачастую противоречива и обрывочна. Надо обозначить на карте города:

1. Ключевые узлы развития (узлы капитализации)

2. Инфраструктурные ресурсы города

3. Коммуникации всех видов, включая дороги и магистрали, связывающие эти узлы.

 

14. Необходимо разрабатывать нормативную базу по формированию этих узлов развития (правила игры, условия получения территории, аукционы, тендеры и проч.)

 

15. Необходимо создание инфраструктуры управления развитием города, то есть управления прежде всего узлами развития. Имеется в виду не создание ведомств и учреждений, а создание таких институтов городской политики, которые обеспечивают практику управления развитием, обеспечивают институционализацию управления развитием. Речь идет о таких институтах, как институт открытой экспертизы, институт мониторинга процесса развития, институт проектирования, институт консалтинга по проблемам городского развития, институт аудита городского развития. Таким образом необходима институционализация всех работ, связанных с пространственным развитием города.

 

16. Параллельно необходимо составить карту расселения социального капитала, то есть активного населения (его работа, покупки, пользование различного рода услугами). Где и какие группы населения живут, какие доходы имеют, их стратификация, состав. Это можно сделать через выборки и фокус группы. На основе этого можно судить о количестве и качестве необходимых услуг в разных районах города.    

 

17. Параллельно необходимо составлять карту занятости и мобильности населения, трудовых ресурсов города.

 

18. В итоге необходимо иметь пакет карт пространственного развития города:

образовательная, медицинская, культурная, экономическая, управленческая, каждая из которых на языке своих показателей повторяет территорию города и прежде всего узлы развития и точки роста.

Данные карты составляются на электронных носителях, в них вбиваются паспорта объектов с сопоставимыми паспортными данными, объекты наносятся на карту, карты постоянно обновляются. На основе данной оперативной картографии составляется электронный атлас города. 

Без ведения подобного картографического мониторинга реальная практика пространственного развития и управления не возможна.

 

[1] Краткое изложение представлено в журнале Сибирская столица, № 9-10, 2004 г.

 

[2] Правда, в эту долю входят речные и морские суда, авиация, сельхозмашины и военная техника. Впрочем, смотря как считать, многое из этого – перевозки ради того, чтобы продать бензин владельцу личного автомобиля. Так доля нефтепродуктов в морских грузоперевозках составляет примерно 38% (70 тыс. судов), а военная техника зачастую используется для того, чтобы гарантировать поставки нефти в страны с максимальной насыщенностью автотранспортом. 

[3] Глазычев В., Щедровицкий П. Россия. Пространственное развитие. Доклад Центра стратегических исследований Приволжского Федерального Округа за 2004 год.

      

 

 

»


К началу
   Версия для печати





Отзывы
01.04.2006 Алексей
Материал неплохой. Однако не понятно как оценить существующее состояние пространственного развития города, ведь для внедрения программы логично было бы для начало узнать насколько развит объект.

10.02.2006 Волов Владимир
Читал. Буду читать еще. И еще. Очень разительные отличия от Основных положений Концептуальных основ Генерального плана Новосибирска (на период до 2030 года), отпечатанного в мэрии. А на этом сайте я этих Основ так и не нашел... Секретные материалы, видимо, для горожан. А на дворе 21 век.

03.11.2005 Людмила
Просто супер! очень интересная работа. Недеюсь, она мне очень поможет при выполнении курсовой работы. Благодарю авторов. Спасобо.

Все отзывы
Оставить отзыв
Код
(введите код подтверждения)
Имя: *
E-mail:
Текст:
© 2004-2017 Antropolog.ru