Новости Идея Проекты Персоналии Библиотека Галерея Контакты Рассылка
НОВОСТИ

24.11.2015
Онтология человека: рамки и топика

24.11.2015
Статья С.А.Смирнова

14.10.2015
Забота о себе. Международная конференция


АРХИВ НОВОСТЕЙ (все)


АННОТАЦИИ

24.11.2015
Карта личности

01.07.2014
Нам нужно новое начало

03.05.2014
Человек.RU. 2014




Стратегия развития Новосибирской области. Экспертная сессия

Эксперты Большого Новосибирска, собравшись в начале июня, на этот раз обсуждали Стратегию социально-экономического развития  Новосибирской области на период до 2025 года.

Мы публикуем конспект этой встречи, где заинтересованно обсуждались разнообразные проблемы и перспективы дальнейшего развития нашей  области.   

В обсуждении участвовали Баранова Н.В., Брусиловский Б.В., Воронов В.П., Клисторин В.И., Ковалёва В.Д., Лавровский Б.Л., Ракитин А.А,,  Розов Н.С, Смирнов С.А., Суслов В.И., Турецкая Е.М., Фукс Л.П., Шаповалов А.В., Фомичева М.Л.

 

Нужны не только виртуальные дискуссии.

 

В начале встречи все согласились с тем, что какое бы хорошее ни было виртуальное сетевое сообщество, все равно, чтобы сделать что-то реальное, нужно встречаться лично. Если только виртуально общаться, то ничего не получится.

Есть письмо из нашей администрации НСО о том, что сейчас проходит обсуждение Стратегии социально-экономического развития  Новосибирской области на период до 2025 года. Там говорится, что каждый гражданин, а тем более организация, экспертное сообщество, может прислать свое мнение. Областная администрация ждет. Сегодня хотелось бы свести это обсуждение к некому сухому остатку, именно от нашего развивающегося экспертного клуба в рамках проекта «Большой Новосибирск».

 

В самомо начале встречи экспертов прозвучало соображение о том, что  важнее понимания будущего, которое грядет, понимание настоящего. И поскольку в этом Клубе экспертов много самых разных специалистов – и в экономике, и в медицине, и в философии, и в других  областях, важно  сконцентрироваться  на тех областях, где  есть какой-то значимый ресурс, и это и предложить  в рамках обсуждаемой Стратегии.

 

Как известно, Заказчиком работы по разработке этой Стратегии был Департамент экономики Новосибирской области, а основным  исполнителем был Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН. В «Клубе экспертов» проекта «Большой Новосибирск» есть представители этого знаменитого Института экономики СО РАН, но пока нет основного исполнителя этой работы Институт экономики по обсуждаемой Стратегии–  Селиверстова Вячеслава Евгеньевича. Все согласились с тем, что надо его в следующий раз пригласить на подобную встречу, для более чёткого понимания ситуации.

 

О бедной культуре – замолвите слово.

 

Для многих из присутствующих на обсуждении было печальным и неадекватным  -  не найти в обсуждаемой Стратегии достаточного или хоть какого-либо места по поводу развития культура нашего региона. Культуры, пусть и по разному понимаемой: в определениях эксперты, как водится, расходились, но которая может стать капиталом  и двигателем для дальнейшего развития области.

 

Далее прозвучало мнение о том, что именно потому, что заказчиком был Департамент экономики НСО, а исполнителем – Институт экономики, откуда бы там взялась культура: это просто совсем не их профиль. Важно и нужно постараться привлечь к этой важнейшей Стратегии и других исполнителей.

 

Было рассказано, что есть более подробная версия этой Стратегии,  на 600 страниц. То есть мы, как минимум некоторые из нас,  очень многого не знаем, что там есть,но мы пока можем исходить из того, что есть на сайте Администрации НСО. Мы же не конспирологи, чтобы что-то под столом искать. Мы пытаемся сказать то, чего там не хватает. НЕ  хватает осмысления вопросов по развитию  культуры, образования, медицины.

 

Стратегия – очень важный и значимый продукт. Слабое место всегда – в механизмах реализации.

 

 Во всех стратегиях всегда слабое место касается программы реализации механизмов. Девятый раздел этой Стратегии  «Институциональные условия и механизмы реализации стратегии» представляется очень важным,  принципиально важным. Как он будет построен, от этого зависит многое. Во-первых, опыт стратегирования у нас в России вообще не очень  развит.  Планы партии, планы народа – это одно, а вот что такое реально стратегическое управление территорией, это совсем другое. Опыт стратегических планов и программ у нас мизерный.

В  этом смысле то, что предъявлено, то есть эта Стратегия. – это очень важный продукт, очень значимый для всех нас. Его сделали, это отрадно. И большое спасибо разработчикам. Это огромная работа, это безусловно. Но при этом нужно понимать, что мы сделаем, если хотим сделать. Потому что понятно, что стратегирование – работа такая, которая не делается из одного места. Это как управлять страной из Садового кольца, всем это известно. То есть стратегирование – это не просто некие долгосрочные планы на 20-30 лет, это не просто цифры, которые называются в том или ином тексте. Стратегия – это разработка программ действий по созданию долгосрочных механизмов и институтов развития. С участием всех ключевых игроков, всех стейт-холдеров. То есть, важно отметить, стратегия – это не просто километры, метры, тонны, квадраты и прочее-прочее. А это совместная работа разных игроков по формированию совместной институции развития, которых с нашей точки зрения нет, их надо разработать. А это означает не просто проведение научных исследований и написание текстов. Это действительно формирование новых институций, которые сидят вообще-то на людях, они с неба не падают. Это облачается в конкретные механизмы, оргформы, процедуры, нормы, правила игры, которые естественно законодательно закрепляются. В этом смысле очень важно, кто это делает, с кем делает и какие интересы преследуются. Многие стратегии слабы именно потому, что там нет -  про  людей, и там не видна коалиция разработчиков и не видна в прозрачном виде программа разработки этих институций. А поэтому очень важно то, что только в результате реализации первого требования – по разработке долгосрочных механизмов, конституций – возможно выполнение второго требования – то есть объемное видение предмета. Кто может претендовать на то, что он видит в объеме нашу территорию? Периодически вопрос возникает – а кто вообще управляет, субъект управления вообще видит, чем он управляет? Требование к любому менеджеру, будь он глава компании или глава территории. А губернатор – с латинского калька это как раз кибернетор, кормчий, который управляет территорией. Но при этом мы же понимаем, что субъект развития коллективный. Он же не воплощается в одной фигуре. Этот субъект управления придется выстраивать. Он тоже в одном кабинете не сидит.  При разработке любой стратегии мы создаем очередной отдел по стратегическому развитию, где сидят специальные люди, которые только этим и занимаются. А вот в другом кабинете этим уже не занимаются, что неправильно, потому что отдельно взятого стратега не бывает. Это второе требование – объемное видение объекта управления, всей территории, и требование, чтобы был коллективный субъект управления. Ну и третье, это в результате выполнения двух первых требований возникает, что разрабатывать придется только вместе, только через специальные процедуры разработки. Это опять же новый опыт, мы не умеем это делать. Мы не понимаем, что такое коллективная разработка стратегий и проектов развития. В лучшем случае это воплощается в круглые столы и в какие-то там публичные слушания. А что такое совместная разработка? Например, игра-экспертиза по разработке программы на неделю. Это очень тяжелая штука, это мало кто умеет делать.

Только в формате коллективной разработки проясняются конкретные процедуры и конкретные формы ответственности, кто за что берется. В этом смысле нельзя делегировать и показывать пальцем только на одного и обвинять его во всех смертных грехах. Нельзя обвинять или хвалить один Институт экономики. Он взялся за первую работу и предложил некий продукт. И теперь, вообще говоря, этим работа не заканчивается. И в девятом разделе про это говорится, и это очень радует. Что там просто сказано, что надо еще сделать ряд принципиальных действий, только после этого можно сказать, что Стратегия разработана.

 

Очень приятно то, что авторы Стратегии понимают, особенно в разделе девять, где касается механизмов реализации, и недвусмысленно заявляют, что действительно механизмы реализации должны быть отработаны непосредственно в процессе обсуждений и консультаций с привлечением бизнеса и общественности. А этот обсуждаемый  текст называется проектом стратегии, и он предъявляет некие предварительные предложения, он предъявляет контуры механизмов. Дальше эти контуры должны воплощаться в конкретных специальных целевых программах, но тут уже можно обсуждать, какие целевые программы. Здесь названы четыре: программа инновационного развития, социального развития, сельского развития и формирования транспортно-логистического кластера. Выше, в предыдущих разделах про это тоже много чего сказано, но надо понимать, что это некое проектное предложение. И дальше необходимо уже отрабатывать конкретные механизмы как по разработке этих целевых программ, так и по их реализации с подключением целого сообщества, вплоть до создания новых институций. И в данном случае здесь предлагается создание агентства регионального развития, то ли оно будет на базе агентства инновационного развития, что уже создано, то ли оно будет новое. Тоже нужно обсуждать. То есть здесь предлагается определенная схема управления. Но можно спорить – она излишне вертикальная, многие сегодня предпочитают сетевые схемы управления. Но, тем не менее, это тот предмет, который предложен и очень интересен. Дальше есть попытка разбить эти институциональные условия на конкретные цели, задачи, мероприятия. Но там уже возникают спорные моменты, не негативные, но спорные. Например, к мероприятиям, которые необходимо провести для того, чтобы институции дальше воплощались, называются следующие: разработать и принять генеральную схему развития области и генеральный план развития основных городов областного подчинения в соответствии с настоящей стратегией. Вот здесь начинают обнаруживаться разрывы, но это не вина Института экономики. К сожалению, у нас опыт разработки стратегий до сих пор следующий: стратегический план развития города делали одни, и это один вариант, к нему у многих есть негативное отношение. Генеральный план развития города делают в настоящее время другие, это другой вариант. И стратегию развития области делали третьи. И еще есть так называемый территориальный план развития области, который делали москвичи, – четвертый. И все это никак не увязано. Хотя отрадно отметить, что в девятом разделе сказано, что необходимо вообще-то говоря состыковать, необходимо предусмотреть состыковку с тем, что делается по поводу генеральных планов развития городов и территорий нашей области. Но вот тут  и начинаются реальные вещи по состыковке, по совместной разработке, и это делается уже.

 

Заявка на Стратегию -  вполне хорошая. В продолжении хорошая, теперь вот этот девятый раздел надо бы развернуть, и если это будет развернуто, а это во многом зависит и от власти, и от бизнеса, и от экспертного сообщества, тогда Стратегия может быть сделана здравая, осмысленная, разумная, адекватная нашей территории. Но, правда, она входит в содержательное противоречие с предыдущими разработанными текстами. Например, в стратегии развития города, любимая «фишка» нашего мэра, говорится о том, что стратегическая цель развития нашего города  -повышение качества жизни граждан, против чего есть возражения.  А в данной обсуждаемой сегодня  Стратегии говорится о том, что  стратегия развития города – это формирование из него инновационного центра, крупнейшего за Уралом. Это содержательно разные стратегии,  и это надо понимать.

 

Далее прозвучало замечание о том, что на примере внешнеэкономической деятельности мы столкнулись с тем, что у нас существует путаница между стратегиями, концепциями, программами даже на уровне Сибирского федерального округа. Вот  есть эти девять томов. И взвешивая, получается, что эта работа действительно рамочная, вся эта Стратегия. Внутри этой рамочной работы сейчас возникает необходимость определить концепцию развития внешнеэкономической деятельности на краткосрочный период – 5 лет. Это небольшой материал, там 15 страниц, но он увязан с этой работой. Потом следом идет обязательная разработка программы. Это вот такая матрешка и по времени, и по тематике увязана в таком порядке. Она логична. Нужно здесь, также в этом девятом разделе обсуждаемой Стратегии, долгосрочные рамочные механизмы построить.

 

В ходе обсуждения было отмечено, что по обсуждаемым вопросам есть много разных документов, и каждый сам за себя. Главная проблема, почему так происходит, в том, что эти документы были  реакцией на какие-то требования. Например, генплан Новосибирска. А почему нужен генплан Новосибирска? А потому, что иначе не будут выделять деньги. Давайте быстренько создадим Генплан. Также и эта Стратегия. Почему она появилась? Сверху сказали, что надо, чтоб были стратегии. В головах людей все равно остается то, о чем они говорят. И косвенное воздействие тоже происходит. Но вот есть вопрос, насколько это рождение Стратегии было вызвано внутренними потребностями местного сообщества и управления?  От этого во многом зависит ее дельнейшая судьба. Мы живем в быстром мире. Сегодня одни требования, завтра – другие. И Стратегия эта может погибнуть, если она не имеет серьезных корней. А серьезные корни не в программах, они в желаниях людей, которым зачем-то это надо. Недавно на рабочей группе по внешнеэкономической деятельности это тоже обсуждалось...

 

Очень важно иметь какие-то внутренние амбиции. Правильно все написано, и нужны внутренние разработки, программы и так далее. Но ведь  интересно, а что хотят от Новосибирска? Например,  пишется:  «крупный инновационный центр за Уралом». Что это за цель? Не бывает научного инновационного центра масштаба «за Уралом». Он либо мировой, либо никакой. Инновации в масштабах нашей Новосибирской области – это не инновации. Вот сформулировать бы, в чём Новосибирск должен стать лучшим, мирового уровня. Сформулировали бы:  в чём мы можем и должны стать такими?  Или мы обязаны стать провинциальным городом по всем направлениям? Да, мы делаем новосибирский троллейбус, 5 штук в год. Можно писать и  такие программы, но это программы угасания. Для такого высокого собрания как здесь сегодня, это  немного странно звучит, но у Федота сказано так: «Чтоб чужую бабу скрасть, надо пыл иметь и страсть. У тебя ж одна забота – на кладбище не попасть». Вот – пыл и страсть. Не видно! Без этого стратегии бесполезны. Это о чем угодно. Надо пыл иметь и страсть. Это и в бизнесе также. Давайте напишем план развития. Но надо сначала изнутри иметь большое желание.

 

Далее было отмечено,  что Стратегия - это документ, имеющий вполне определенное предназначение. Совсем не девятый раздел определяет сущность этого документа, который называется Стратегией. В стратегии главное – правильно определить цели, куда мы идём, что мы хотим. А мы определили себя? Мы знаем, что мы хотим от Новосибирской области? Не от города Новосибирска, потому что Новосибирск – замечательный город, но есть Бердск, Искитим, есть Колывань, есть Маслянино – много замечательных мест, которые на самом деле с каждый годом становятся все лучше и лучше. Про Новосибирскую область. К чему мы должны стремиться? У нас в Стратегии есть три возможности. Это инновационный центр. Научный центр должен быть мировым, безусловно, а инновационный может быть региональным. Надо различать эти моменты. Можно сказать, что инновационный центр главный за Уралом. С натяжкой, но можно. Дальше, это транспортно-логистический центр. Об этом сколько мы говорим? А хоть что-нибудь сделано? Хоть что-нибудь, ну, кроме того, что начали строить новую полосу, перпендикулярно старой. Это, конечно, здорово. Но это же маловато, наверное. И третье, промышленным центром мы останемся или мы будем сугубо сервисным центром? И если промышленным центром, то каким? Чем мы должны заниматься? Нефетепереработкой – вряд ли, нефтехимией – вряд ли, может быть, машиностроением, которое будет обслуживать соответствующие сибирские отрасли и специализации. Может быть, так? И в этом направлении дело идет. И что? Мы поставили эти вопросы. Мы пытались на них ответить. Имеется  в виду мы как Институт экономики, который разрабатывал саму Стратегию. Мы в самом деле размышляли, мы со многими советовались, мы старались воспринять мнения очень многих людей. И, по-видимому, в конце концов, вот эти три задачи и должны как-то в сочетании решаться в нашем будущем, в будущем Новосибирской области, нашего сибирского региона.

 

               Нужно делать ставку на людей

 

Далее  обсуждался вопрос о том, что жизнь действительно многообразна и многообъемна.

Если говорить о Стратегии Областной Администрации, то оттого, что, допустим, могучий инновационный центр здесь будет, это не значит, что прачечных не должно быть. Но об этом не надо «греть голову» Администрации. Надо только дать возможность создавать прачечные. Создать условия всем.   Вот, например, просто сказать- логистический центр. Можно даже сказать, что сегодня уже есть какой-то логистический центр, раз привозят и распределяют. Опять же, если смотреть со стороны администрации, управляющей областью. Но надо поставить себе задачу – какой логистический центр? . А тогда сказать, а почему он не лучший? Потом сказать, кто хочет – вот все условия, чтобы создать этот лучший центр.  Что изменено? Где там льготные землеотводы для того, чтобы строить склады? Где им там энергия? Где им там все преференции. Надо амбиции иметь. Сделать так, чтобы заткнуть всех за пояс. Если же не заткнуть за пояс, тогда не надо администрации напрягаться, дайте возможность людям просто работать, и он вырастет в общих условиях. У нас хлеб пекут, одежду починяют, и так далее,  и без всяких стратегий. Надо основные точки.Например,  Культура? Стать лучшим культурным центром?  Давайте скажем, что надо, чтобы к нам отовсюду ехали.

В этих главных целях неясность. Они неочевидны. Они очень спорные. И тут вопрос про Стратегию, про её дальнейшее развитие.

 

Большая проблема этой Стратегии в том, что в ходе анализа она очень хороша, может быть, она экономна. Но она совсем не смотрела на то, на тех,  что и кто  в общем-то делает эту экономику – на людей. Никто не озаботился посмотреть на то, а каково качество населения, и как оно изменяется. Мы знаем, что Новосибирская область в принципе в количестве не теряет ничего, но мы твердо знаем, что вообще-то специалисты бегут. У нас есть целые отрасли экономики, где специалистов просто нет. Между прочим, в банковском деле, про которое здесь написано, как оно прекрасно развивается, специалистов нет. Банки рыщут другу у друга, как можно перекупить специалиста. У нас дизайнера приличного в городе очень трудно найти.

 Но когда мы не смотрим на людей, а говорим о каких-то экономических показателях, о цифрах, возникает вопрос: а кто будет развивать эти новые технологии, если мы не создадим неких условий для того, чтобы хорошие специалисты здесь оставались или приезжали новые. Почему-то Стратегия вообще очень слабо направлена на людей. Известно, что   Новосибирск может быть центром, Академгородок может быть центром. Но, увы,  Довольненский и Купенский район к этому центру не имеют никакого отношения.

  И вот если бы мы у жизнь людей ставили вперед, мы бы, наверное, думали не только об инновационном центре и о логистическом центре. Да, конечно, это, безусловно, нужно развивать. Но наша промышленность умирает, большая промышленность умирает. Но мы почему-то хотим вкладывать в нее деньги и ее реанимировать. Мы вкладываемся в эту промышленность, а вот она сама этого не хочет. Но мы почему-то не делаем ставку на то, что, например, у нас самое большое количество малых предприятий. Новосибирск – это крупный ретейлинговый центр. Нужно делать ставку на людей.

 

И второе, если мы хотим что-то делать, как-то развиваться, мы должны в каждое место прописать культуру и социальный сервис, потому что это то, что создается людьми - для людей. Мы можем вложить бешеные деньги в любую экономику, и ничего не произойдет, потому что люди не придут в нее работать, или в нее придут не те. Если мы не создадим для них комфортную среду в виде культурного сервиса, медицинского сервиса, социальных услуг, то ничего не будет. Вот на это нужна Стратегия.

 

Прозвучало опасение и о том, что вряд ли нужно ждать, пока родятся те люди, у которых есть «пыл и страсть». Стратегия и создана как начало, как основа для обсуждений и привлечения тех самых людей, для которых это станет собственными амбициями, совпадет с их амбициями, как затравка. Миссия этой Стратегии здесь обозначена достаточно четко и никаких вопросов не вызывает, только желательно поменять местами эти две фразы: «Превращение Новосибирска в один из наиболее комфортных для труда и отдыха городов страны». Потом  можно про инновации. А за счет чего – это уже другой вопрос. Но сама по себе миссия не вызывает возражений. Все-таки стратегия – это не тактика. Каким образом будут снижаться цены на участки под склады - стратегия не должна включать эти вещи. В основном, важны механизмы. Но что касается раздела по здравоохранению, то совершенно непонятно, почему там выделено только два определенных момента. Может быть, в полном варианте больше моментов, на которых нужно сконцентрироваться. Но пока мы увидели там только кардиологию и онкологию. Если говорится о демографии, то почему-то нет профилактики бесплодия, если детализировать эти вещи.  На самом деле,  там еще много чего можно включить и нужно включать.

 

В настоящее время в коллективе, который пересекается с коллективом разработчиков обсуждаемой Стратегии, готовится Концепция промышленной политики Новосибирской области. Можно упомянуть два момента. Во-первых, в промышленной политике аффектируется две цели – повышение конкурентоспособности промышленных предприятий Новосибирской области,  и второе – повышение  оценки предприятий Новосибирской области. Вот две задачи. Но тут важно понять: каким образом установить ограничения на деятельность местных органов власти?  Что-то уже придумано, и на самом деле это уже обсуждено в Департаменте промышленности, и в такой удивительной организации, которая называется «Деловая Россия». Записанное не относится к стратегии, но без решения этих вопросов нельзя стратегически сформулировать цели. Речь идёт о субъекте, которым является областная власть, где ее сфера деятельности. Для того чтобы появилась страсть, должен быть объект этой страсти, а если у тебя глазики в разные стороны бегают и не знают, что делать, то никогда никакой страсти не получится. Ясно, что цели этой абстрактной структуры, которая называется областная власть, поставить невозможно, можно поставить только ограничения. Вот что после длительных мучений придумано. Первое:  областная власть принципиально не вмешивается в имущественные отношения в промышленности за исключением… И поставлено три исключения для того, чтобы обозначить вот эту границу, маркировать ее. Первое: когда речь идет о градообразующем предприятии. В противном случае на областной бюджет свалится проблема, куда трудоустраивать людей. Второе: когда имеется  факт рейдерства. И третье, что вызывает наибольшую озабоченность в областной администрации: областная власть стимулирует обмен пакетами акций среди промышленных предприятий, которые работают на ее территории. Три момента, а все остальное ее не может касаться в принципе. Это  нормальные стратегические ограничения.

 К сожалению, сейчас  нельзя использовать те кипы целевых программ, которые  есть в законодательстве Новосибирской области. На них сейчас нельзя построить ни стратегию, ни промышленную политику. Дело в том, что там есть один тип стратегий, который отраслевой и трехлетний, а другой тип стратегий, межотраслевой и годовой. Следовательно, чтобы новый институт породить, нужно сначала написать не просто про целевые программы. Нужно написать нормативные документы, которые переделают положения о целевых программах для того, чтобы это дело запустить. При всех  упомянутых недочетах обсуждаемой Стратегии, это резкий рывок  вперёд.

 

Важна ставка и  на определённую территорию, её пространственное развитие.

 

Стратегии, тактики, программы должны на что-то лечь. В конце концов, они ложатся на определённую территорию, и важно некое такое пространство. Очень важно знать, как оно устроено. Было сказано, что как будто бы Москва предлагает свое видение пространственного развития Новосибирской области. Недавно обсуждалась уже третья редакция этой работы. Там были весьма важные разделы, например, прогноз распределения населения области, демографических ресурсов по районам, как может развиваться направление развития транспортного каркаса области, создание предпосылок развития межрайонных центров Новосибирской области и, в конце концов, там предлагается какая-то партитура встраивания области в региональную пространственную организацию, систему. Если посмотреть на то, что предлагается, то создается впечатление, что задачи стоят новые, а способы разрешения этих задач такие, какие предлагались уже сорок лет назад.

 

 Например,  сорок лет назад была выпущена работа по развитию отдаленного района Новосибирской области – Кыштовского или Северного. Предлагался очень большой рост населения. И, конечно, авторы понимали, что этого быть не может, потому что неоткуда взять. И говорили, что в таком случае района не будет или надо откуда-то взять. И вот сейчас по такой же методе делается эта территориальная схема развития области. Предполагается рост населения области. Предполагается рост населения крупных районных центров: Барабинск, Куйбышев, Татарск - до 150 или 200 тысяч населения. И когда смотришь количество населения по некоторым планировочным районам, во главе которых стоят эти межрайонные, недоумение возникает. Как же так? Общее количество жителей в этом районе вместе с центром меньше, чем предлагается. В общем, нет того, что можно принять хотя бы на веру. Несоответствия очень серьезные. Если мы возьмем, положим, развитие транспортного каркаса Новосибирской области. Какие-то отдельные веточки прорастают в глубокой области, но никак не имеют выхода на основные транспортные коммуникации, которые уже созрели и уже выходят к стыкам области со стороны Алтайского края, со стороны Томской, Омской области. Нет этой стыковки. А корешки эти уже проросли, как сквозь мешок прорастает картошка из прошлого урожая. Казалось бы, что нужно? Во-первых, нужно, чтобы все эти планы, предложения, видения проблемы развития области, города имели связь. Допустим, Генплан был бы связан со стратегией развития области, область с регионом, уже не говоря о бесконечности, когда мы уходим дальше региона. И кроме всего прочего, нужно адаптивное управление, которое бы учитывало реальные возможности. Например, мы уже на пороге формирования крупного мегалополиса на территории Сибири, не только в Западной, но и в Восточной, за Уралом. Это кластер, по-русски говоря, гроздь городов – Томск, Омск, Барнаул, Новокузнецк, Кемерово. Это реально. В этом узле сосредоточено так много всего, так много сил здесь задействовано, что они не только помогают, они мешают уже, конкурируют друг с другом. Каким образом помочь этим городам выйти из противостояния, которое мешает каждому из них и всем вместе? Кроме всего прочего, например, архитекторы говорят, демографы говорят, кто только не говорит о том, что нам нужны эмигранты извне. То ли это русскоязычные из средней Азии, то ли это из дальнего зарубежья, положим, из Бразилии, из Франции – второе-третье поколение тех эмигрантов, которые туда уехали после первой мировой войны. А у нас в Западной Сибири, в Новосибирской области есть десятки, если не сотни тысяч людей, которые живут в медвежьих углах, оторваны от активной жизни. Вот возьмите Северный район или часть Кыштовского района. Они не участвуют никак в том, что называется общественная жизнь. Как их оттуда вытянуть, как их вывести на те самые рельсы, которые связывают центры с Новосибирском, с другими крупными городами? Где те самые коридоры, в которых происходит активная жизнь? Как помочь тому естественному процессу, который уже давно идет? Люди постепенно оттуда выходят. Это идёт со времени Столыпина, когда он селил людей в медвежьи углы, давал им деньги за то, чтобы они поселились в стороне от транссибирской магистрали, а они, получив эти деньги, спустя поколение бросали нажитое добро, бросали поселения, выходили к крупным городам, выходили к трассам. Так почему не помочь этому процессу? Почему мы ищем на стороне этих мигрантов, когда у нас есть такая возможность использовать свои ресурсы,  -нужно строить адаптивную политику. Кроме всего прочего, нужны соответствующие инструменты управления этим развитием. У нас нет института регионального управления, нет методов регионального управления. Надо об этом сейчас думать. Таким образом, разрабатывая программу, Стратегию развития Сибири, схему территориального развития области, нужно думать о появлении новых институтов планирования, управления, мониторинга.

Территориальная схема развития области рассматривалась уже в третий раз администрацией Новосибирской области, и на все явные нестыковки почему-то никто не обращает внимания. Почему? Возможно, потому что деньги уже заплачены…

 

 Новосибирску надо правильно оценивать ситуацию. Он вообще теряет позиции. Есть мнение важного чиновника из Москвы, который говорит: есть аппендикс – Новосибирск и Барнаул, с которыми никто не знает, что делать. Вроде бы как вокруг все в порядке. Вот бы предложили какой-то проект, чтобы создать много дорогих рабочих мест. Понятно, что это -благие пожелания. Это взгляд из Москвы о том,  что здесь начинается какой-то провал и никаких перспектив. Если ждать, когда там мы разработаем институции и так далее, и так далее – долго можно ждать.

Когда-то Новосибирск стал крупным центром. Почему? Создали Академгородок, и он сразу стал мирового уровня. И он сразу стал заметен в СССР. Не было бы Городка, построили бы в другом месте.

 Раньше была разница – Челябинск и Новосибирск. Скоро этой разницы не станет. В этой ситуации,  когда мы говорим о стратегии, нужно писать промышленную политику, но точно можно сказать, что не будет Новосибирск центром машиностроения. Сколько на это не ставь, этим он не отличится. Хорошо сказано было на счет логистического центра, что все за это бьются. Все пишут – маркетинг-маркетинг, а весь маркетинг состоит в честном для себя ответе на вопрос, почему купят у тебя. Только в честном ответе, не обманывая себя, а объясни, почему купят у тебя. Так и тут. Честно ответим, почему вдруг у нас будем самый крупный логистический центр, почему к нам придут за крупной логистикой. Не сумеем честно себе ответить, не придут. У нас этого нет, а Хлопонин деньги выделяет. Тогда мы ответим честно, и сюда пустим какой-нибудь казахский капитал, который, кстати, сюда рвется. Не ответим честно – уедут хаб делать в Красноярске. Мы сколько угодно напишем себе, только потом с этим уже ничего не сделаешь. Сегодня переломное время для Новосибирска, если он не найдет ответов, почему он не станет обычным провинциальным городом, то потеряет время. Нужно ответить и тогда сказать, вот тут, вот тут и вот тут. В двух или трех местах, культура в том числе. Мы образование – образование. Пусть говорят, что это нам не надо, но национальный университет от нас уплыл, в конце концов, за ним уплывут туда деньги. Хорошо, что сейчас стало что-то поправляться. Но правильнее было сказано – идет жесткая конкуренция между окружающими городами и регионами. Кто притянет к себе деньги и все остальное. За это надо бороться. Борьба идет. Где будет пусто место, а где будет не пусто место. В этой борьбе некогда ждать, когда мы разработаем институции и так далее.

 

Также важно обратить внимание, что Чита, Улан-Удэ, Иркутск, Красноярск – замечательные города, но у них просто нет места, где построить вторую полосу, в отличие от Новосибирска.

 

Но это и совсем ещё про другое: про то, в чём причина, почему Минрегионразвития отнесли нашу область к старопромышленным районам. У нас они видят отсутствие стратегической инициативы, которая предъявлена в Москве в явном виде Красноярским краем,  и она отстаивается,  так энергично, как Хлопонин это  делает.

Другое мнение: дело в заказчике.  Дело не просто в разработчиках, а в заказчике.

 

Когда возникают вопросы, что есть, а чего нет в Стратегии, то нужно помнить, что у военных  стратегия – это принцип концентрации, первое. И второе – расчет времени.  С этой точки зрения, второй сюжет. Как проходила работа над этой Стратегией? Всё поле проблем Новосибирской области было разбито на куски. И созданы группы разработчиков, и каждая группа готовила свой анализ по своему кругу проблем. Представляется определенной слабостью этой Стратегии:  свод анализов в целом по Новосибирской области в должной мере сделан не был. Отсюда возникают недоумения по поводу целей. Третий сюжет. Относительно того, что должно быть в стратегии. В стратегии должна быть концентрация. Где мы концентрируем свои усилия? Как считает областное руководство по соглашению с федеральным руководством? Здесь тоже должна быть какая-то связь. Представляется, что с этой точки зрения все обвинения или рассуждения по поводу Стратегии о том, что она малоамбициозен или наоборот сверхамбициозна, это скорее претензия к подаче материала. К тому, что слабо выделено то основное, что там может быть, концентрация. И много есть дополнительных вещей в Стратегии. И если обсуждать, что является самым главным для Новосибирской области, то, по-видимому, это все-таки адаптация системы расселения к условиям жизни через 20-30 лет и, прежде всего, к тем системам коммуникации, что мы имеем сегодня, потому что из этого будет происходить и качество жизни. Причем не только определенной части жителей пригородов города Новосибирска, но большей части населения. Второе, от этого будет во многом зависеть демография, потому что мегаполисы, крупные города, не воспроизводят свое население. Неважно, Нью-Йорк это или другой город. За исключением развивающихся стран. От этого же зависит экология. Если это так, то тогда и есть эта вот привлекательность этой местности для проживания. Если это место будет привлекательно для проживания, то поверьте, люди найдут, чем здесь заниматься. Сами найдут, сами сделают.

 

Также прозвучал вопрос одного из экспертов: как можно разрабатывать стратегию части, не имея стратегии целого? Это невозможно в принципе. И именно поэтому стратегии части сейчас делаются под кальку. Ответ другого эксперта состоял в том, что  если эту  мысль продолжить, то и отдельный человек не может думать о своих планах, коли ему не доложили о планах страны? Или он не станет ждать, пока составят планы страны?

 

Далее было прояснено,  что все наши стратегии  - это, по-видимому, не более чем предложение к центру:  мы можем это. Это не есть стратегия, это есть наше предложение к центру. Поражают в нашей Стратегии некоторые вещи. Нет раздела о том, что может делать областная власть для реализации тех или иных положений, где вообще у нее инструменты: нет у нее инструментов. Земля, по-видимому, является инструментом. Но какое имеет отношение Областная власть к военно-промышленному комплексу, который составляет в Новосибирской области не так уж  немного. Никакого! Знаете, что она делает? Сибсельмаш – банкрот, давайте делитесь на 5-10-15 частей!ы Она советует дробиться, делиться и делать плуги, лопаты, мебель для кухни.

А что людям нужно от федерального центра, чтобы что-то делать? Деньги федеральный центр не дает, деньги дают инвестиционные банки. В землю и упирается вопрос.

 

 Важно слово ценное замолвить – и о медицине в нашей области.

 

Нужно оценить вообще все имеющиеся  резервы и ресурсы. По медицине резервов и ресурсов у нас очень много. Мы находимся по сравнению с другими сибирскими городами,  вплоть не до Урала, а до Московской кольцевой -  это почти идеальная ситуация. По количеству субъектов частной медицины мы на втором месте после Москвы. В плане академической медицины мы в идеальном положении, потому что такую огромную академию медицинских наук, она занимает ведущее положение среди подразделений Академии медицинских наук как по количеству, так и по качеству. Муниципальная медицина, государственная, исторически у нас на очень мощном уровне, потому что город очень большой, больницы достаточно большие, и уровень подготовки медицинского персонала очень хороший.  Есть у нас  теперь два медицинских университета: это  один медицинский университет, бывший мединститут, и есть медицинский факультет в НГУ. Но почему происходит полный разброд в новосибирской медицине? Потому, что абсолютно между собой нет никаких контактов. Нет единой стратегии развития политики. Нельзя сделать город здоровья из Новосибирска или зону здоровья в Новосибирской области до тех пор, пока не найдутся общие стратегические инициативы. Сейчас они пытаются появиться. Вот Кодекс Законов о здоровьи, который выложен на сайте «Большой Новосибирск». Рекомендую всем, и не медикам в первую очередь, ознакомится с этим «Кодексом здоровья», потому что там очень интересные инициативы. Если он будет принят в Новосибирской области, значит, мы уже начнем как-то смиряться между собой и совместно работать – частная медицина, государственная медицина, академическая медицина. Значит, уже какие-то общие инициативы. Если удастся сюда притянуть к этому страховые компании, и мы откажемся в конце концов от этой извращенной системы ОМС, которая сейчас есть. Если мы перейдем по системе добровольного медицинского страхования на нормальное рисковое страхование а не то, что сейчас, это вариант платных услуг. Если мы дадим равные права всем медицинским организациям, это уже будет вариант стратегии,  и это тогда пойдет в медицине и инициатива, и азарт, и желание развиваться. Тогда уже здесь мы не будем рассуждать о том, что же нам развивать, – сердечно-сосудистую хирургию или другие направления. Мы зададим структуру и общее направление, куда нам двигаться. И получается так, что пока мы не помирим эти организации, эти структуры, пока мы не дадим им общую цель, разговаривать о стратегическом развитии в медицине бесполезно. Федеральное финансирование Института патологии кровообращения такое, что оно сравнимо с федеральным финансированием, оно очень хорошее. И естественно,  они будут работать на Федерацию, естественно они бывают только там и работают только в этих технологиях. Это все здорово, это все хорошо. Но почему тогда Новосибирская область остается совершенно за бортом, в стороне. Медицинский университет готовит кого угодно, но почему основное направление не дать именно проблемам области, именно региона. Или то же самое Сибирское отделение РАМН…Когда мы начнем перед тем, как что-то начинать, всерьёз  думать и потом делать, сжимать все свои силы в кулак, вот тогда и получится что-то.

Наука в медицине зачастую делается ради науки, а практическое здравоохранение направлено на решение сиюминутных задач, в частности, приоритетных национальных программ и так далее. И, безусловно, внедрение инновационных технологий в медицине естественно должно быть поставлено на научные рельсы. Для решения стратегических задач нужно соблюдать соответствующие принципы. Допустим, многоуровневый подход или принцип матрешки, о котором сегодня говорили. На третьем этапе реализации этого принципа идет разработка целевых программ. Разработка целевых программ, в частности, тех, которые сейчас существуют. Они идут практически без участия ученых. Это сбор предложений от соответствующих департаментов и реализация этих задач. Кроме этого, для осуществления мониторинга и оценки этих задач используются статистические показатели, но никак не аналитические. Второй момент, в программе принятно, что приоритетное направление отдано развитию и реализации эффективной социальной политики и направлено на существенный рост человеческого потенциала. Но в развитии человеческого капитала никоим образом не говорится о формировании стиля жизни, о формировании здорового человека. Для кого мы будем строить технологии, технопарки и так далее? Если у нас население убывает, население болеет, дети болеют, репродуктивный потенциал ухудшается, смертность увеличивается. Для кого мы будем строить эти технологии?

В плане исполнителей есть ответственность на уровне  государства в отношении качества жизни. Но в отношении стиля жизни - это уровень ответственности не только государства, но и общества, общественных организаций и конкретных людей. Формирование мотивации – это как раз задача государственных институтов, общественных организаций, социальных институтов и так далее.

Относительно  системы медицинского страхования: доколе у нас будет существовать система медицинского страхования, которая страхует не здорового человека, а больного? То есть здравоохранение будет заинтересовано в наличии больных людей. Пришел человек в медицинское учреждение, на него оформили законченный случай – поликлиника получила деньги. Если он здоров и не пришел в поликлинику, поликлиника эти деньги не получит. Это система медицинского страхования.

 Существуют понятия нормы и нормативы. Сейчас в медицине существуют нормативы – 12 минут на человека. Существуют научно разработанные нормы, которые способствуют развитию медицины, здравоохранения и могут быть положены и в стратегическое планирование и так далее, но, к сожалению, мы пока по этим нормативам не работаем.

Было высказано и одно очень важное философское различение, которое нужно всё время отслеживать. Процессы социального развития делятся на две большие группы, которые могут пересекаться и смешиваться. Это искусственные и естественные процессы. Все, что касается стратегий, планов, программ, концепций – это некие искусственные предписания, предложения и так далее. Жизнь, как мы знаем, идет своим чередом, и, как правило, все случается не так, часто хуже. Будет другой президент, другой режим, или китайцы задавят, или у нас будет деградация среди населения. А бывает, что после каких-то искусственных мероприятий вдруг начинаются процессы самоорганизации, так называемый автокаталитический рост. Самое интересное, что бывает в истории, это когда тенденции роста начинают усиливать друг друга, что системщики хорошо знают, как о кругах положительной обратной связи. Самое интересное, это что-то такое сделать, чтобы их запустить. Это то, что называется мегатенденцией «Лифт». Это первый момент. То, что касается ориентации, во-первых, тут нужны какие-то модели, что происходит с естественными процессами. Тут нужна какая-то наука, какая-то теория. С другой стороны,  никто не говорил о том, что были же прецеденты и очень даже благоприятные, быстрого бурного развития других городов. Питсбург был кромешным адом, где лязгало железо, теперь это развитый чистый, очень комфортный город. Если говорить о логистическом центре, то почему не взять в пример Франкфурт? Имеется в виду,  что какая-то работа по позитивным примерам других городов тоже должна обязательно делаться. Мы не в безвоздушном пространстве. Очень правильно было сказано, конечно же, про время и про то, что нужно успеть. Особенно это касается конкуренции с близлежащими городами. Тут бывает так – немножечко, буквально на год-два-три успели, и дальше как снежный ком все катится в одно место, а остальные – в запустении. Концентрация банковской деятельности как естественный процесс обязательно пойдет за логистическим центром. В эту точку, скорее всего, ужно долбить прежде всего. Что касается области, тут можно такую формулу предложить: судьба области полностью подчинена судьбе города, и область нужно рассматривать обязательно в комплексе с Новосибирском и с тем, как он будет развиваться. Вероятно, близлежащие районы нужно рассматривать исключительно как сервисные по отношению к Новосибирску, остальные либо как рекреативные, либо это может быть какое-то распределение мощностей. Ни  в коем случае нельзя говорить отдельно о развитии области и отдельно о развитии города, это бессмысленно.

Теперь немного про приоритеты. Про логистический центр – всё очевидно. Здесь нужно смотреть, какие есть ниши во внутреннем и внешнем рынке и какие есть сравнительные преимущества. Про внешний  рынок: здесь важно обратить внимание на безусловно могучий и уже сейчас имеющийся и дальнейший рост Китая, которому для этого роста будет, безусловно, много чего нужно – скорее всего энергии и полуфабрикатов. Допустим, что-то есть в Сибири, что-то есть в Казахстане. И если стать передаточным пунктом энергии и полуфабрикатов для Китая – то это точно ниша, которая может быть каким-то образом использована. Что касается внутреннего рынка, просто простым взглядом: Сибирь – это, прежде всего, огромное пространство, значит, всегда будет дефицит транспорта. Все, что касается транспортных технологий, обязательно будет востребовано. И если ориентировать промышленность, то туда. И конечно то, за что люди готовы платить деньги – за жилье, за здоровье, причем, что касается здоровья, вполне Новосибирск может и должен конкурировать с Москвой, потому что очень много из Сибири, с Дальнего востока едут за операциями в Москву. Почему бы не ехать в Новосибирск? На самом деле деньги находятся. На это надо ориентироваться. Не на местный здравоохранительный центр, а на серьезную конкуренцию. А потом, может быть, поедут из других стран, что вполне вероятно. Что касается сравнительных преимуществ, то тут тоже есть такая очевидная вещь: это тот научный потенциал, технологии, инновации, это образование, рассчитанное не только на новосибирцев, но и на другие области, и международное.

 

А если попытаться  обобщить?  Здесь целый ряд моментов прозвучал. Первое,  это то, что хотя мы были сосредоточены на том, чего не хватает в «супе», тем не менее, достаточно много прозвучало мнений, что все-таки исходный «суп» – обсуждаемая Стратегия – достаточно качественный  продукт, и что это уже на фоне того, что было раньше, – большой шаг вперед. Мы говорили о минусах, но это уже вполне достойный материал.

Второе, в выступлениях нескольких авторов прозвучало, что все-таки было бы неплохо сконцентрироваться на главных преимуществах и детализация там важнее, чем на других направлениях.

Затем, прозвучало у нескольких выступающих, что медицинское направление тоже может стать для Новосибирска существенным и над этими нужно поработать. Он может стать региональным медицинским центром.

Прозвучало несколько раз, что если создать привлекательные условия жизни, то это будет способствовать росту Новосибирска, а это и медицина, и инфраструктура, и образование, и культура,  и так далее. Хотя это есть в Стратегии, но, тем не менее, должно прозвучать и отдельно.

Прозвучала такая мысль, что чтобы успешно это все реализовывать, нужно еще успешно лоббировать свои интересы в федеральном центре. И здесь понятно,  что в стратегии не напишешь про лоббирование, но можно это завуалировано сказать:  что необходимо что-то по маркетингу и пиару области и города, что нужны структуры и действия по пиару области и города. Мы не делаем достаточных усилий по продвижению своих интересов. Правильно было сказано несколько выступающими, что мы живем не на облаке, а в структуре, где центр играет большую роль.

 

Нужно предпринимать действия по продвижению своих интересов.

 

 Особенно медицину невозможно развивать без поддержки федерального центра. Если логистику можно развивать, то медицину  - только получив одобрение своих проектов и деньги.

В этой связи серьезная ремарка. Когда наши уважаемые врачи говорили про стиль жизни, это не только про медицинские учреждения. Это принципиально иной подход. Это не отраслевой подход, а проектно-коалиционный. Это те креативные стратегии и практики, которые мы начинаем запускать и создавать через это привлекательную территорию, меняя через это жизнь. Вот, про что речь идет. Если в стратегии будет запущена иная идеология, не отраслевая, а проектно-коалиционная и ресурсно-капитализационная, то это действительно другого качества будет работа. И с культурой тогда всё будет иначе.

Дальше было высказано спорное  мнение о том, что культура  - не наша сильная часть.   Культура, понимаемая как структуры, институты, театры, музеи – у нас вообще-то так себе, если не сказать хуже. Нельзя говорить о культуре, нужно говорить о более широких вещах. Чем силен Новосибирск – это вот этим самым Академгородком и креативным классом. Теми людьми, которые создают высокие технологии, создают культуру и создают эту среду. Сейчас есть новая теория – есть креативный класс, который создает новую экономику. Считается, что в Америке чуть ли не 60% экономического роста создается на базе креативного класса. Новосибирск силен своим креативным классом, в том числе и креативной культурой, средой. Вот это нужно вкладывать в Стратегию – развитие креативного класса как базы для экономики. Отдельно культура Новосибирск не спасет. Она сейчас не составляет одного процента в экономике города, а уж среду она создает совершенно дикую. Нужно сравниваться с хорошими образцами. Нам нельзя в этом смысле сравниваться с Кыштовкой.

А чтобы рос креативный класс, нужен целый комплекс мер,  и в том числе развитие культуры, когда мы будем развивать культурные связи, культурные институты. Когда мы освободим культуру от мелочной опеки государства, когда государство и не только государство начнет смотреть на культуру как на некую среду важную для развития экономики. Нужно говорить о культуре как о среде. И формировать культуру как стержень.

 

Чтобы двигаться к этому, прежде всего, самое важное – признаться, что культура для нас важна. Что она есть залог того, что люди будут здесь жить, они просто не разбегутся отсюда. И тогда надо институционально менять саму структуру. Нужно создавать уличную культуру, событийную культуру, нужно вернуть все фестивали, которые мы проводим на Алтае. Все фестивали на Алтае проводит Новосибирск. А почему они в Новосибирской области их не проводят? Была попытка проводить под Бердском бардовский фестиваль, но она провалилась. Надо анализировать, почему.

Еще очень важно говорить не просто о культуре, а о культуре управления..Ведь без человеческого фактора никакая стратегия не будет реализована. А с другой стороны, один простой пример. Может быть, слишком мелкий пример. На пересечении Советской и Нарымской улиц был замечательный сквер, его ликвидировали. С одной стороны, у нас городская власть говорит о здоровье, о благоустройстве, об озеленении. С другой стороны, двусмысленные поступки. Как можно говорить о доверии человека, который будет реализовывать что-то, идти в атаку по призыву командира. Да не пойдет он никуда, никаких  планов реализовывать. Культура управления, ощущение доверия к власти – необходимый элемент.

Так часто бывает, что когда мы в лоб ставим проблему и пытаемся решать, то ничего не получается. Новосибирск примерно 50-60 лет назад был совсем некультурным городом. Те люди, которые сюда приезжали, то это по распределению. Потом появился Академгородок. Первая выставка в СССР Фалька была здесь. И много чего другого культурного было здесь. И выстроили культуру в Новосибирске, используя другие инструменты, это получилось как некий побочный продукт. Когда вы пытаетесь строить в деревне Ельцовка или Сосновка культурный центр, строя там клуб, кинотеатр, оперный театр или что-то подобное, у вас ничего не получится. Не так это все делается.

Тем не менее, при всём при том, очень важно всерьёз строить – создавать хорошие дороги.

В заключении приняли решение следующую встречу посвятить вопросам культуры (культура как капитал) для дальнейшего развития нашего города и области.

 



К началу
   Версия для печати





Отзывы
17.07.2008 Андрей
Очень прошу, если есть текст стратегии, киньте его на ящик stavkomarchiv@mail.ru очень нужно, заранее благодарен

Все отзывы
Оставить отзыв
Код
(введите код подтверждения)
Имя: *
E-mail:
Текст:
© 2004-2017 Antropolog.ru