Новости Идея Проекты Персоналии Библиотека Галерея Контакты Рассылка
НОВОСТИ

24.11.2015
Онтология человека: рамки и топика

24.11.2015
Статья С.А.Смирнова

14.10.2015
Забота о себе. Международная конференция


АРХИВ НОВОСТЕЙ (все)


АННОТАЦИИ

24.11.2015
Карта личности

01.07.2014
Нам нужно новое начало

03.05.2014
Человек.RU. 2014




Флейта Гамлета. Очерк онтологической поэтики.


Автор: Карасев Л.В.

KarasevКарасев Л.В. Флейта Гамлета. Очерк онтологической поэтики. – М.: Знак, 2009. – 208 с.

Известный философ Л.В.Карасев занимается в 90-х годов новым направлением – онтологической поэтикой. Его предмет – выявление в тексте и за текстом того, что не читается и скрыто, но что пребывает как онтологическое основание мира. Этот очерк является продолжением работы автора «Вещество литературы (М., 2001).

Смысл задачи Карасев видит в том, чтобы в тексте выявит предельные символы (типа флейты Гамлета). Которые обозначают собственно само вещество мира. Надо почувствовать мир. Почувствовать его шершавость, его водянистость, его вещественность и телесность. Не сами вещи, а их вещественность и то, как они «веществуют». Это веществование скрыто от натурального взгляда. Нужна иная оптика и иной метод вглядывания (вчитывания) в мир. Поэтому Карасев берет корневой символ и классический эпизод (платок Отелло, флейта Гамлета), которые становятся как бы эмблемой мира. За эмблематикой мира и стоит тот нечитаемый мир, который можно просто увидеть, точнее открыть его себе и созерцать его.

Задача очень интересная, но не вполне понятен метод работы. Феноменологический подход чувствуется, но метод собственно этой работы не отрефлексирован и не показан. Прежде всего не показан сам автор. Флейта Гамлета оторвана от Шекспира (или Шакспера, или графа Рэдфорда, не важно). Смысл и существо акта и феномена самого поэзиса и того, что происходит с автором и читателем в этой работе скрыты, не показаны. Показан как бы уже ставший и прекрасный мир символов и эмблем. Скажем точнее. В обилии метафор, явленных в этой работе, пока не выявлен, не отстроен особый антропологический дискурс. Более того. Карасев делает ровно наоборот. На примере телесности он уравнивает человеческое тело с телами мира и человек как бы сливается с телами и вещами среды: «Тело человека, уравнивание в своих порах с веществами, пространствами «сливается» с ними и разговаривает на понятном им универсальном языке. Люди и вещи «узнают» друг друга, понимают или, напротив, мешают друг другу…» (с. 23).

Впрочем, очерковость и легкость жанра позволяют допустить, что объявленное направление представлено пока в виде наброска-этюда художника, в котором набросаны и указаны символические предметы – символы мировой литературы. Автор выбирает в текстах эмблемы текстов, эмблемы, становящиеся символами: «В принципе каждое хрестоматийное произведение, сумевшее так или иначе дожить до сегодняшнего дня, может быть описано через обозначающие его эмблемы. Эмблемы-фразы: «Молилась ли ты на ночь?», «Остановись, мгновение», «Многоуважаемый шкап»… Эмблемы-вещи: топор, чиновничья шинель, железная маска, хрустальная туфелька, стакан воды, кусок шагрени… Эмблемы-звуки: шаги командора, рог Роланда, лопнувшая струна…».

   Тираж 1000 экз. Купил в магазине «Фаланстер» в Москве в апреле этого года. Больше нигде не видел.

Все книги
© 2004-2019 Antropolog.ru